Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
24.10.2013 18:08 - Толстой, Сютаев и Бондарев
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 520 Коментари: 0 Гласове:
0

Последна промяна: 24.10.2013 18:09


Толстой, Сютаев и Бондарев

В 80-е годы Толстой проявляет все больший интерес к сектантству, что способствует обострению его полемики с Церковью, переходящей в резкие, вызывающие обличения. Антицерковные произведения Толстого, запрещенные в России, находят себе издателей на Западе. В 1884 году на немецком языке в Лейпциге вышла «В чем моя вера?», а в 1885 году на английском в Лондоне под общим заглавием «Христианство Христа» в переводе В. Г. Черткова были опубликованы «Исповедь», «В чем моя вера?», «Краткое изложение Евангелия». В том же году Толстой исправил французский перевод «Краткого изложения Евангелия», сделанный Л. Д. Урусовым. В ноябре 1890 года книга эта вышла в Женеве. Идеи Толстого стали достоянием мировой общественности.

В России эти произведения ходили в списках и многочисленных гектографических изданиях. Сам Толстой охотно выступал с их чтением, популяризируя свои взгляды среди участников различных сектантских общин. В это время писатель проявил особый интерес к иудаизму, стал изучать под руководством раввина Соломона Александровича Минора древнееврейский язык (с октября 1882 года). С помощью раввина Соломона Толстой начал читать Ветхий Завет в подлиннике, но вскоре объявил его «темной, непонятной и ужасной книгой».

Оппоненты Толстого обвинили великого писателя в упрощенчестве. «Его передача всего Ветхого Завета в пределах полутора страниц поражает целым рядом странностей, — писал один из них. — Из книги во всяком случае — даже для неверующего — глубокой и огромной он делает что-то очень узкое... Библия начинается глубоким мистическим рассказом о падении первых людей. Это событие падения — нарушение заповеди о древе познания добра и зла... В его передаче это событие состоит только в том, что люди съели от запрещенного яблока, имеющего будто волшебную силу давать могущество... Библейский рассказ о том, что люди, согрешив, внесли разложение во весь мир, разрушили грехом и хищничеством плодородие земли... в передаче Л. Н-ча становится странным рассказом, будто за грехи первых людей стали на земле расти «дурные травы, каких прежде не было» (?..)1.

19 июля 1881 года в селе Патровке Толстой познакомился с А. С. Пругавиным, от которого впервые услышал о Василии Кирилловиче Сютаеве (1819-1892), крестьянине-сектанте, пытавшемся создать «свою религию». Его сын, Иван Васильевич, отказался от военной службы, что особенно заинтересовало Толстого. У него возникло сильное желание познакомиться с Сютаевым. В конце сентября того же года Толстой навестил семейство своего бывшего сослуживца по крымской кампании Алексея Александровича Бакунина, побывав в имении Прямухино Новоторжского уезда Тверской губернии. Оттуда для знакомства с В.К. Сютаевым заехал в деревню Шевелино.

Сютаев являлся не совсем типичным выразителем интересов патриархального крестьянства. Основным злом тогдашней жизни для него были города, которые, по его убеждению, следовало не расширять, а «нарушить», чтобы устранить сословие купцов и заставить городских жителей переселиться в деревню и самим «в поте лица» выращивать хлеб. При этом он был рьяным приверженцем обобществленного хозяйства, в котором все крестьянское имущество принадлежит всем, где нет даже личной собственности на одежду и предметы индивидуального пользования.

В соответствии с этими взглядами Сютаев жил с сыновьями большой неразделенной семьей. Он пас деревенское стадо. Все в семье Сютаева было общее, даже бабьи сундуки были общие... Церковных обрядов и того, что в Православной Церкви называется Таинствами, Сютаев не признавал. Когда он выдавал свою дочку замуж, то свадьбу провел так: собрал людей вечером, дал молодоженам наставление, постелили им постель, положили их спать вместе, потушили огонь и оставили их одних.

Знакомство с Сютаевым произвело на Толстого огромное впечатление. Он писал М. А. Энгельгардту о Сютаеве: «Вот вам безграмотный мужик, — а его влияние на людей, на нашу интеллигенцию больше и значительнее, чем всех русских ученых и писателей со всеми Пушкиными, Белинскими, вместе взятыми, начиная от Тредиаковского и до нашего времени».

В конце января 1882 года Сютаев приехал в Москву и поселился в Денежном переулке на квартире Л.Н. Толстого. В это время Толстой показывал Сютаева как своего рода «диковинку». Известно, что И. Е. Репин написал портрет Сютаева, бывший в одной из экспозиций на Кузнецком мосту, а позднее попавший в Третьяковскую галерею.

Во время всероссийской переписи зимой 1882 года Толстой, принявший в ней участие, чтобы лучше узнать жизнь городской бедноты, внимательно прислушивался к советам Сютаева. Ознакомив его со своим «Кратким изложением Евангелия», Толстой сообщал В. И. Алексееву: «... Мы единомышленники с Сютаевым во всем, до малейших подробностей»2. А в письме к жене, не без влияния Сютаева, он писал: «Главное зло города для меня и для всех людей мысли (о чем я не пишу) — это то, что беспрестанно приходится или спорить, опровергать ложные суждения, или соглашаться с ними без спора, что еще хуже. А спорить и опровергать пустяки и ложь — самое праздное занятие, и ему конца нет, потому что лжей может быть и есть бесчисленное количество... И я разбираюсь со всем этим материалом. Перепись и Сютаев уяснили мне очень многое»3.

Пребывание Сютаева (о котором ходили по Москве разные слухи) на квартире Толстого не осталось не замеченным городскими властями, с представителями которых, однако, Толстой отказался разговаривать. Тем не менее Сютаев уехал из первопрестольного града. Известно, что летом 1888 года он пытался проникнуть к Александру III и внушить царю, чтобы он «для блага народа велел толковать Евангелие согласно пониманию Сютаева». По словам В. В. Рахманова, приехав в Петербург, Сютаев посетил Н. С. Лескова, который пытался отговорить его от этого намерения. Но Сютаев не послушался, был задержан у входа в царский дворец и отправлен в свою родную деревню. «Не допустили, — рассказывал он. — А если бы допустили, то ли теперь было!»4 Интересно, что этой попытке Сютаева предшествовало посещение им Толстого в конце мая — начале июня 1888 года. Знаменательно и то, что позднее, «подражая» Сютаеву, Толстой писал из Гаспры письма Николаю 11, уговаривая его отдать удельную землю крестьянам. К Сютаеву Толстой сохранял интерес до конца жизни.

Кроме Сютаева, сильное влияние на Толстого оказал в 80-е годы другой крестьянин-сектант — Тимофей Михайлович Бондарев (1820-1898). «Бондарев является как бы вдохновителем социальных идей Толстого, как сектант Сютаев был вдохновителем его религиозных идей», — отмечает Амедей Пажес в предисловии к сочинению Бондарева «Трудолюбие и тунеядство, или Торжество земледельца» (Париж, 1890). Перевод рукописи Бондарева на французский язык был сделан по совету Л. Толстого, приложившего немало усилий, чтобы этот труд увидел свет и на русском языке (с предисловием Толстого он вышел в издательстве «Посредник» в 1906 г.).

Т. М. Бондарев проживал в деревне Иудине Бейской волости Минусинского уезда Енисейской губернии. Он принадлежал к секте «иудействующих» и с неприязнью относился ко всем другим сектантам, в частности к своим односельчанам-молоканам. О рукописи Бондарева Толстой узнал из статьи Г. И. Успенского в № 11 «Русской мысли» за 1884 год, а получил ее по почте 13 июля 1885 года от политического ссыльного Василия Степановича Лебедева, когда писал одно из самых обличительных своих сочинений — «Так что же нам делать?». Резкие обличения привилегированных классов, в особенности помещиков, и апология «хлебного труда» крестьян в рукописи Бондарева как нельзя более соответствовали настроениям и мыслям самого Толстого. Кроме того, язык рукописи, настоянный на крепкой смеси просторечий и библеизмов, показался ему исключительно выразительным и образным: «Умилосердись над нами, богатый класс! Сколько тысяч лет, как на необузданном коне, ездишь ты на хребте нашем, всю кожу до костей ты стер. Ведь это только по виду хлеб, который ты ешь, а на самом деле — тело наше; по виду только вино, которое ты пьешь, а на самом деле — кровь наша»5. Дерзкая метафора, навеянная Таинством Евхаристии, не могла не поразить воображения. Толстой в тот же день прочел сочинение Бондарева в домашнем кругу, причем, как сообщал на другой день в письме В. С. Лебедеву, «все встали после чтения молча и пристыженные разошлись». В том же письме Толстой попросил Лебедева сообщить ему подробности о семейном положении, религиозных убеждениях, образе жизни Т. М. Бондарева.

В тот же день в письме к Л. Д. Урусову Толстой с восторгом отозвался о рукописи Бондарева: «Вся наука экономическая ничего подобного не сказала». Примерно через неделю Толстой написал свое первое письмо к Т. М. Бондареву, в котором сообщал, что рукопись его прочел и она была «в большую пользу и радость», но не следует надеяться, что можно от царя и министров ждать издания закона об обязательности земледельческого труда, к чему призывал Бондарев. Такого рода иллюзий Толстому в действительности были чужды: «Через министра внутренних дел и даже через царя ничего сделать нельзя, да и не следует».

27 января 1886 года В. С. Лебедев, бывший в то время сотрудником Минусинского музея, отослал Л. Н. Толстому новую рукопись Т. М. Бондарева: «Добавление к прежде написанному мною, Бондаревым, о трудолюбии и тунеядстве, почерпнутого из первородного источника: в поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт. 3, 19). 26 марта того же года Толстой известил Бондарева, что прочел и основную его рукопись, и прибавление к ней: «И то и другое очень хорошо и вполне верно».

Толстой прилагал большие усилия, чтобы «Трудолюбие и тунеядство» дошло до массового читателя. Благодаря его настойчивости рукопись Бондарева была набрана в журнале «Русское богатство» в 1886 году, но в последний момент остановлена цензурой. 16-17 мая того же года Толстой написал и отредактировал предисловие к рукописи. 17 января 1888 года он писал М. И. Семеновскому: «Рукопись Бондарева очень стоит того, чтобы быть напечатанной...» И Толстой добился, что в 1888 году во втором номере «Русской старины» труд Бондарева был опубликован. Однако цензура вырезала его из книжки журнала. И все же Толстому удалось провести сочинение крестьянина-сектанта через цензурные рогатки, хотя и в несколько сокращенном виде. «Трудолюбие и тунеядство» вышло в свет в 1888 году в журнале «Русское дело», за что журнал получил предостережение от министра внутренних дел. Через два года книга Бондарева появилась в Париже на французском языке, а в 1895 году Толстой написал о Бондареве статью для 5-го тома «Критико-био-графического словаря русских писателей», выходившего под редакцией С. А. Венгерова. В этой статье Толстой, в частности, писал: «Странно и дико должно показаться людям теперешнее мое утверждение, что сочинение Бондарева, над наивностью которого мы снисходительно улыбаемся с высоты своего умственного величия, переживет все сочинения, описываемые в историях русской литературы, и произведет больше влияния на людей, чем все они вместе взятые»6.

В своей работе «Так что же нам делать?» Л. Н. Толстой отмечал: «За всю мою жизнь два русских мыслящих человека имели на меня большое нравственное влияние и обогатили мою мысль и уяснили мне мое миросозерцание. Люди эти были не русские поэты, ученые, проповедники, это были два живущих теперь замечательных человека, оба всю жизнь работавшие мужицкую работу — крестьяне Сютаев и Бондарев».

Бондарев и Сютаев, как и Толстой, были страстными и беспощадными обличителями господствующих классов; все трое предлагали утопические рецепты, не умея уяснить реального направления и возможных результатов классовой борьбы крестьянства. Эта общность во взглядах подчеркивалась одинаково отрицательным отношением к Церкви.


1 Иеромонах Михаил. Церковь, литература и жизнь. Сб. ст. М., 1904. С. 35-36.
2 Цит. по: П. И. Бирюков. Указ. соч. С. 192.
3 Там же. С. 197.
4 В. В. Рахманов. Крестьянин-коммунист // Минувшие годы. 1908. № 8. С. 8.
5 Е. И. Владимиров. Тимофей Михайлович Бондарев и Лев Николаевич Толстой / С гтредисл. и под ред. Н. Н. Гусева. Красноярск, 1938. С. 8.
6 Критико-биографический словарь русских писателей и ученых / Сост. С. А. Венгеров. СПб., 1897. Т. 5. С. 448.



На главную страницу сайта Globi.ru
На главную страницу библиотеки Globi.ru






Тагове:   tolstoy,


Гласувай:
0
0



Следващ постинг
Предишен постинг

Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1721043
Постинги: 1631
Коментари: 414
Гласове: 1174
Календар
«  Декември, 2020  
ПВСЧПСН
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031