Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
11.12.2011 18:18 - Писмо на основателя на японското религ.движение Итоен до Толстой
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 752 Коментари: 0 Гласове:
0

Последна промяна: 11.12.2011 18:25


Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн:
неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому
Ирина Мельникова

  Перевод письма Нисиды Ититаро Л.Н. Толстому:

« Ваша светлость, граф Толстой!
Говорят, что если следуешь Пути, времена года идут чередой и
никакому из них нет предпочтения. Однако пора, когда под осенним
инеем травы и листья увядают, нередко оказывает воздействие на
мысли человека.
Я один из подданных японского государства, нынешний год –
тридцатый в моей жизни. Однажды вдруг я ощутил, что весь наш
народ утратил веру, и вся эта цивилизация стоит на одной ноге. Мало
того, что всякое западное государство теперь следует имперскому пути,
несущему порабощение, они еще при этом кричат: «Цивилизация,
цивилизация!» Я вижу, как при этом одичавшие люди пожирают друг
друга в кровавом пиршестве демона Ашуры.
Будучи не в силах сдержать стремление к поискам Пути, я
погрузился в учение Будды, я познакомился с христианским
Евангелием. Проблемы добра и зла для меня важнее соображений
корысти, я полагаюсь не на силу богатства, а на силу веры. Желая
дойти до сути в мириадах законов о сущем, я нахожусь сейчас в
земледельческом краю Хоккайдо. Немалый толчок мне дали слова
философов и поэтов, таких как Сократ, Лютер, Мильтон, Кромвель,
Карлейль. Они связуют воедино Небо и Землю, их взгляд исходит из
центра постоянства и им открываются частицы наполняющего
Вселенную света. Эти люди поистине учителя таких, как ваш покорный
слуга. Хоть и говорят, что прежде в нашей стране таких людей было
немало, теперь их нет.
Сегодня я с утра беспрестанно думал о вашей светлости и набрался
смелости написать это письмо, чтобы спросить: как вы себя
чувствуете? Хотя я и не могу непосредственно видеть вас и слышать,
из газет и других источников новостей я знаю о вашем учении. Даже к
отдельным вашим словам и фразам я отношусь со всей серьезностью.
Ведь то, о чем говорите вы, останется нетленным, пока существует
Небо и Земля, а такое сейчас встретишь редко.

Ваша светлость живет так, как подобает святому, проповедуя сынам
своим духовным о благе земледелия. Вы справедливо разъясняете, что
цивилизация обречена противостоять природе, но если люди ссорятся
друг с другом и отнимают друг у друга (имущество), то это не есть
истинная цивилизация. Когда политикой государства становится
новейший империализм, на утро оно захватывает чужие порты, а к
вечеру заносит меч над слабыми странами. При этом говорится, что все
это ради гарантий мира и безопасности. Ваше учение могло бы
устыдить до смерти этих мелких как точечка политиков, но такие, как
они, не настолько чувствительны, чтобы умирать от стыда. Во всяком
случае, такие как они далеки от Евангелия божего.
Я глубоко убежден, что мира во всем мире нельзя достичь мечом, а
надо непременно достигать верой. Если люди прекратят воевать друг с
другом, блага цивилизации наполнят изобилием все то, что в мириадах
проявлений дает природа. В трудах осваивая природу, человечество ни
в чем не будет знать недостатка.
Однако вопреки этому, люди снова и снова совершают глупости, год
от года все больше совершенствуют оружие, строят корабли, смотрят
друг на друга с завистью. О, двадцатый век! Этот двадцатый век в
конце концов станет миром дьявола Ашуры.
Мой голос не будет слышен во всем мире, пусть даже воспалится
мой язык и обуглятся уста, однако же мои убеждения непременно
распространятся среди людей, я верю в это!
Граф, Ваша светлость, пусть ваши деяния не видны всему миру, но
ваше учение наполнило Вселенную, и нет такого человека, который бы
о нем не знал.
Когда у себя в комнате я сижу лицом к западу в позе медитации, то
стоит мне о вас подумать, как вы всегда являетесь рядом со мной и
указываете мне путь. Глупцы могут видеть ваше лицо и слышать ваше
учение только вблизи от вас. Нет, даже и вблизи от вашей светлости
они не могут истинно вас понять! Только я ясно вижу вас в каждом
лике мироздания – ваша светлость конечно понимает, о чем я говорю.
Хоть вы из другой страны как гражданин, на (истинном) пути нет
преград, и вся вселенная нам дом, все сущее едино. Я молюсь
любящему мир божеству вместе с вами.
От себя же я почтительно возношу молитву о вашем здравии, и если
мне посчастливится, и ваша рука коснется этого письма, прошу
покорно прислать мне ответную весточку.
Хоккайдо, Исикари, уезд Сорати, деревня Курисава, Киёмаппу.
Нисида Ититаро
Его светлости графу Льву Николаевичу Толстому"



В Ямасина (Киото) по сей день существует колония религиозной
группы Иттоэн (一燈園). Основатель этой колонии и одноименного
вероучения Нисида Тэнко (西田天香) был весьма популярной фигурой в
1920-30 годы и сразу после войны, однако теперь это имя забыто. Не
являясь многочисленной группой, члены Иттоэн и сочувствующие
этому движению мало заметны на фоне других сект, особенно после
кончины основателя и лидера движения Нисиды Тэнко (1872-1968).
Для меня поводом обратить внимание на эту группу и ее создателя
послужила недавняя находка. Работая в архиве Государственного
Музея Л.Н.Толстого в Москве с письмами от людей из круга первых
выпускников Досися1, я обнаружила письмо Толстому, написанное
по-японски, которое ранее не привлекало внимания исследователей, и
отправитель которого не был идентифицирован.
Хранящееся в ГМТ под шифром N38/C.39 и подписанное именем
Нисида Ититаро (西田一太郎), письмо было отправлено с Хоккайдо
осенью 1901 г. Написанное отчетливым почерком тушью на плотной
линованной бумаге, письмо сохранилось вместе с конвертом, на
котором по-английски обозначена дата 29 октября 1901 г. Письмо
адресовано в Санкт Петербург, графу Толстому. По-японски адрес
Doshisha Studies in Language and Culture, 12(1), 2009: 167 – 190.
Doshisha Society for the Study of Language and Culture,


написан так: 露西亜聖彼得堡トルストイ伯様, по-английски и по-русски
(с графическими ошибками) это продублировано. По-видимому,
отправитель не знал, что постоянным местом пребывания Толстого
была в то время усадьба Ясная Поляна, либо не представлял себе, где
она находится.
Письмо пришло в Петербург 26 ноября 1901 г., когда Л.Н.Толстой
находился на лечении в Крыму. На конверте по-русски имеются две
пометы петербургского почтового ведомства: «Граф Лев Толстой.
Ясная Поляна», - а в углу другим почерком написано: «Крым. Почтовая
станция Кореиз. Дача графини Паниной. Гаспра ». Вероятно, почтовые
служащие сначала намеревались переслать письмо в Ясную Поляну, но
потом узнали о пребывании Толстого в Крыму и послали письмо в
Гаспру.
Судя по штемпелям, 1 декабря 1901 г. письмо было уже в
Симферополе, 3 декабря в Кореизе. Если вспомнить, что в Крым
Л.Н.Толстой приехал в тяжелом состоянии и болел всю осень и зиму
1901-1902 гг., не удивительно, что письмо осталось без ответа. Из-за
череды болезней, не оставлявших его до лета 1902 г., Толстой отвечал
лишь на самые важные для него письма. Вероятно, что даже если бы
Толстому перевели написанное по-японски письмо Нисиды Тэнко, в то
время ответа бы не последовало. Быть может именно потому, что
письмо осталось неизвестным Толстому, в России о нем никогда нигде
не упоминалось2.
Зная о том, что основатель группы Иттоэн Нисида носил от
рождения имя Ититаро (一太郎), а в 1890-х гг. участвовал в освоении
Хоккайдо (Курисава), я предположила, что письмо написал он. Хотя на
конверте нет обратного адреса, в конце письма, перед подписью,
указано место пребывания автора, и это именно Курисава, Киёмаппу3,
что в нескольких десятках километров севернее современного города
Саппоро.
Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн : неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому 169
Содержание письма и почерк тоже по моему мнению свидетельствуют
о принадлежности кисти Нисиды Тэнко. Ценным материалом для
сравнения мне послужил недавно изданный дневник Нисиды Тэнко
Тэнкакодо Року (天華香洞録), который велся с 1904 по 1926 г.4 В этом
дневнике, название которого можно перевести как «Записки из пещеры,
благоухающей ароматом небесных цветов», помимо ряда заметок о
Толстом, схожих по содержанию и стилю с найденным письмом (об
этом мы будем говорить далее), есть сделанная уже после смерти
Толстого, в марте 1911 г. , следующая запись: «Когда-то я написал
старцу письмо, думал, он порадуется, что есть на востоке люди как я,
знающие о нем. Однако же потом я переменил мнение об этом. Я стал
думать, что гораздо большей и истинной радостью для старца должно
быть то, что мы встретились в Боге. Когда я это понял, больше уже не
брался за кисть. Об этом знаем лишь мы со старцем Толстым».5
Итак, Нисида Тэнко оказался одним из многочисленных
корреспондентов Л.Н.Толстого. Само по себе это не так уж удивительно,
ведь писали Толстому тысячи людей, многие писали и из Японии6.
Удивительно другое – письмо написано в 1901 г., а становление
Нисиды как религиозного лидера, стимулированное по его признанию
работой Толстого «В чем моя вера», относится к весне 1904 г. Ведь
работа Л.Н.Толстого «В чем моя вера» была переведена и опубликована
в Японии лишь в 1903 г., на два года позже, чем Нисида написал свое
письмо Толстому.7
В связи с этим возникает ряд вопросов: откуда Нисида знал про
Толстого и его учение в 1901 г., что именно было ему известно и
почему он написал свое письмо именно осенью 1901 г., как это
соотносится с неоднократными утверждениями Тэнко о рождении его
движения под влиянием толстовской работы «В чем моя вера» и в
какой мере можно говорить о следах толстовства в оригинальном
религиозном течении Иттоэн? Не на все вопросы мы, по-видимому,

можем сейчас ответить, и данная статья посвящена скорее попытке
корректно поставить проблему.

Фигура самобытного мыслителя и религиозного деятеля Нисиды
Тэнко лишь с недавнего времени стала в Японии предметом научного
изучения8. Комментированное издание письменного наследия Нисиды
Тэнко тоже началось лишь недавно, до последнего десятилетия
публикация сочинений Нисиды была частью прозелитической
деятельности группы Иттоэн, имеющей свой музей-архив Косоин (香倉
院), исследовательский центр, издательство. Усилиями комитета по
наследию Нисиды, включавшего и университетских ученых, к
столетию основания движения был опубликован уже упомянутый
дневник Нисиды «Тэнкакодо Року». Отчасти благодаря этой
публикации, стал возможен относительно объективный взгляд на
биографию Нисиды Тэнко и историю основанной им религиозной
группы.
Нисида Ититаро родился 18 марта 1872 г. в городе Нагахама на
берегу озера Бива. Отец его держал трактир, мать неизвестна.
Престарелая и бездетная супруга отца приняла ребенка, рожденного
чужой женщиной. В это время в семье уже была приемная дочь,
которую в 1876 г. выдали замуж, а зятя сделали наследником семейного
дела. Дочь от этого брака с рождения предназначалась в жены Ититаро
( в 1892 г. этот брак был заключен). В дальнейшем семья не поддержала
Нисиду в его религиозных исканиях, и в 1912 г. он повторно женился
на одной из своих последовательниц. Дети от первого брака, двое
сыновей, пошли за отцом, и ныне группу возглавляет внук Нисиды
Тэнко.
Призамковый город Нагахама славен своими купеческими
традициями. Нисида, выходец из торгового сословия, получил
Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн : неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому 171
достойное образование. Он обучался в городской начальной и средней
школе, которые открылись после реформ Мэйдзи, посещал
конфуцианского наставника, с которым изучал труды Ниномия
Сонтоку, учился английскому языку у протестантского миссионера9.
Службу в армии Нисида Ититаро предпочел заменить социальной
работой по освоению Хоккайдо, куда первый раз отправился в 1893 г.
Несмотря на молодость, Нисида нашел поддержку у деловых людей
родного города, получил ссуду и организовал на Хоккайдо аренду
участка земли около 8000 гектар. Возглавив группу из сотни крестьян-
колонистов, он приехал с ними в Курисава и наладил производство и
переработку конопли, которая закупалась для военных нужд – в 1894-
1895 гг. шла война с Китаем.
После войны потребности в конопле резко снизились, компания
оказалась под угрозой банкротства. Противоречия в интересах
крестьян-колонистов и арендаторов земли, купцов из Нагахама, Нисида
принял так близко к сердцу, что отсек себе средний палец на ноге –
традиционный жест, выражающий отчаяние при чистоте помыслов.
Вопреки недовольству старших членов семьи, Нисида в 1899 г.
оставил бизнес и обратился к религии. В 1900-1901 гг. Нисида, с
рождения принадлежавший к буддийской секте Дзёдо-синсю,
сблизился на Хоккайдо с небольшой группой сторонников
новобуддийского учения Мухарабакё (阿吽鉢囉婆教) и стал приезжать
на собрания этой секты в храмах Киото и окрестностей. Тогда же
Нисида взял имя Тэнко (天香) и обратил внимание на словосочетание
Тэнкакодо (天華香洞), которое в дальнейшем сделал названием своих
молельных собраний и дневника: «Пещера, благоухающая ароматом
небесных цветов».10
Осенью 1903 г. Нисида познакомился с книгой Толстого «В чем моя
вера»11, а в апреле 1904 г. пережил момент озарения во время
медитации в буддийском храме родного города Нагахама, после чего

началась его новая жизнь. Вот цитата из самой знаменитой книги
Нисиды «Жизнь в покаянии» (懺悔の生活), разошедшейся в 1921 г.
почти стотысячным тиражом и представляющей собой собрание
конспектов публичных выступлений Нисиды12:
«...Я на собственной шкуре почувствовал горечь той истины, что
люди, даже такие близкие, как родные братья, выживают в этом мире,
пожирая друг друга. Я заперся в комнате одного постоялого двора в
киотоском квартале Киямати и два дня не брал в рот ни крошки. Мой
земляк и друг Сугимото, разумный и серьезный человек, прислал мне
книгу Толстого «Моя религия». Видно, в то время для меня это было
самое подходящее чтение, и я читал не отрываясь. В самом конце, в
разделе «Исповедь», я натолкнулся на такие слова: «Если хочешь жить
– умри». Это «умри» звучало так просто, безыскусно, что я был
потрясен. Это не были слова утешения, вроде: «Решивший умереть
рождается заново». И это совсем не то, что в поговорке: «Знал, где
быть броду, там и кинулся в воду». Просто говорилось о том, что жить,
подавляя других людей, означает смерть для всех подавляемых, для
целого. А если будет жить целое, то разве не это твое самое
сокровенное желание, пусть даже сам ты умрешь? Ведь и ты, и другие
люди, подобны всего лишь случайно образовавшимся на поверхности
воды пузырькам пены, а привязанность к пене бывает оттого, что мы
не знаем воды, то есть целого. Смерть не означает исчезновения. ...
Следует вручить свою судьбу небесам, а если не сумеешь прокормиться
– просто вернешься к единому целому. «Умри» значит «освободись от
иллюзий». Как только осенит тебя эта мысль – целое станет тобой. ...И
тут без каких-либо усилий я почувствовал, что с легкостью вылетаю в
огромный мир, наталкиваюсь на свое нераздробленное «я» и
возвращаюсь к вечно сущему и истинному бытию».13
У Л.Н.Толстого мы не находим цитаты, на которую ссылается
Нисида («Если хочешь жить – умри»), нет ничего похожего и в
Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн : неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому 173
японском переводе Като.14 Однако в работе «В чем моя вера» несколько
раз говорится о необходимости «отречения от призрака жизни».
(«Чтобы быть участником в этой жизни, человек должен отречься от
своей воли для исполнения воли отца жизни, давшего ее сыну
человеческому»15; «Все учение Христа в том, чтобы ученики его, поняв
призрачность личной жизни, отреклись от нее и переносили ее в жизнь
всего человечества, в жизнь сына человеческого»16; «Больше ли у меня
будет неприятностей, раньше ли я умру, исполняя учение Христа, мне
не страшно. Это может быть страшно тому, кто не видит, как
бессмысленна и погибельна его личная одинокая жизнь, и кто думает,
что он не умрет. ...Моя жизнь и смерть будут служить спасению и
жизни всех, – а этому-то и учил Христос»17).
Взгляды Нисиды с самого начала были эклектичны и включали
элементы дзэн-буддизма (секта риндзайсю), таоизма, христианства,
толстовства. Однако важнее доктрины была для него непосредственная
практика «нового пути жизни», который состоял в полном отказе от
собственности. Уподобляя человека грудному ребенку, который
приходит в мир, ничего не имея, но всякий раз получает материнское
молоко, плачем призывая внимание матери, Нисида говорил о том, что
не следует бороться за существование, а следует жить, принимая лишь
то, что будет ниспослано. Нисида странствовал из дома в дом,
предлагая свою помощь в самой черной и грязной работе и ничего не
прося взамен, принимая лишь самое необходимое для поддержания
жизни. В этом и есть суть его учения: ничего не иметь, делать для
людей все, что в твоих силах, не прося вознаграждения, но благодарно
принимая даяние; как бы ни было тяжело, жить с ощущением
благодарности за то, что существуешь, и искать причины бед людских
только в моральном несовершенстве человека. Философия Нисиды
формулировалась в буддийских терминах, но они получали у него
новое значение. Покаянием (дзангэ ) Тэнко называл сознательно

возлагаемую человеком на себя ответственность за совершаемое в
мире зло и практики преодоления этого психологического состояния.
Главный способ покаяния – безвозмездный труд на благо людей,
именуемый буддийским термином такухацу (托鉢), что изначально
означает выход монаха в мир с чашей для подаяния. Термин рокуман
гёган (六万行願), означающий совершение паломничества или благих
деяний по обету, для членов группы Иттоэн значит уборку туалетов.
Поначалу за Нисидой пошла лишь небольшая группа женщин, их
было не больше десяти. Члены движения занимались черной работой в
частных домах, заботились о больных в туберкулезных клиниках,
убирали территории храмов.
После того, как в 1906 г. Нисида завязал переписку с философом и
филологом из университета Васэда Цунасимой Рёсэном (綱島梁
川、1873-1907) и заинтересовал его своими взглядами, связи Нисиды
значительно расширились. Перед своей ранней кончиной в 1907 г.
Цунасима успел познакомить Нисиду с горячим поклонником Толстого
писателем Токутоми Рока и другими японскими толстовцами из среды
интеллигенции. Однако характерный для толстовских колоний упор на
земледелие не был воспринят группой Нисиды.
В 1913 г. гейша Фудзита Тама (藤田玉), которой покровительствовал
друг детства Нисиды, богатый предприниматель из города Нагахама
Симого Дэмпэй (下郷伝平), дала группе приют в доме, специально
снятом ею на территории храма Рэйкандзи (霊鑑寺) в районе
Сисигатани г. Киото. Необходимость в постоянном пристанище
мотивировалась тем, что заболевшие члены группы нуждались в
отдыхе и крыше над головой. Все обитатели колонии и сам Нисида
жили весьма стесненно – на человека приходилось по полтора татами.
Название Иттоэн (一燈園) заимствовано у Цунасимы Рёсэна и восходит
к изречению: «Хотя бы один фонарь пожертвуй ради веры своей». У
Цунасимы идет речь о благе даяния, пусть даже это всего лишь чаша с
Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн : неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому 175
чистой водой перед алтарем, всего лишь бумажный фонарь, но для
Нисиды важен сам образ светильника, поскольку «Свет» для него и
обожествленная природа, и наполняющая вселенную животворная
лучистая субстанция, и нечто изначально сущее, бог.
После появления дома в Сисигатани в группе становилось все
больше людей, многие приходили на время, немало было студентов и
деятелей искусства. Пробывший в группе в 1915 г. почти полгода
молодой литератор Курата Хякудзо (1891-1943) прославил свое имя,
опубликовав в 1917 г. пьесу «Отшельник и ученик» (出家とその弟子).
Героем пьесы является вероучитель Синран (親鸞、1173-1262), но ее
содержание навеяно опытом пребывания в колонии Иттоэн и
личностью Нисиды Тэнко. В 1919 г. силами сочувствующих движению
артистов пьеса была поставлена. Со временем на территории колонии
был создан театр «Суварадзи»18.
В 1918 г. окончательно сложился ритуал религиозной группы, была
написана «Молитва свету», которая по сей день повторяется ежедневно
во время утренней службы. В настоящее время молитва возглашается
обитателями колонии Иттоэн в специальном молельном зале, где на
алтарном возвышении курения возжигаются перед круглым окном в
сад, символизирующим единение с природой.
Важным этапом в жизни религиозной группы стало начало в 1919 г.
регулярной ритуальной практики по уборке туалетов, а также выход в
1921 г. уже упоминавшейся книги «Дзангэ но сэйкацу» и выпуск с 1922
г. журнала «Хикари». Экспедиции по уборке туалетов – «рокуман
гёган» (六万行願) задуманы были после создания Лиги Наций, Тэнко
решил чистить туалеты, ставя себя на самую низкую социальную
ступень в знак покаяния за грехи мира. Таким образом, «рокуман
гёган» есть деятельная молитва о мире во всем мире.
Очень скоро возникшая как братство неимущих секта стала обретать
сторонников во всех слоях обще ства, появились богатые

пожертвователи. Тэнко стали повсеместно приглашать для чтения
лекций, последовали приглашения и за рубежи Японии – в
Маньчжурию, Корею, на Гаваи, на Яву. Имперская политика, которую
Нисида горячо критиковал в своих дневниках периода русско-японской
войны, и еще раньше в письме Толстому, использовала его самого и его
идею беспрекословного и безвозмездного служения обществу в
колонизации Маньчжурии. По приглашению Управления Южно-
Маньчжурской железной дороги, Нисида в 1925 г. посетил
Маньчжурию, а в 1929 г. членами Иттоэн там был организован филиал
колонии.
В 1928 г. сочувствующий деятельности Нисиды земляк из города
Нагахама, состоятельный коммерсант Нисикава Сёроку (西川庄六)
предоставил колонистам участок земли в Ямасина. Территория в 10 га
(позже увеличившаяся до 30 га), получившая название Косэнрин (光泉
林), что значит «светоносная роща» , стала застраиваться домами и
возделываться под земледельческие культуры. Любопытны
воспоминания А.Л.Толстой, дочери писателя, посетившей колонию
Иттоэн как раз в это время, 4-5 мая 1930 г.19 По случаю приезда дочери
писателя А.Л. Толстой в 1930 г. , Нисида произнес речь о влиянии
Толстого на его учение, посвященную главным образом похвале
последнему уходу Толстого, ибо этот поступок согласовался с
представлениями самого Нисиды об идеале «жизни на дороге».20
Основополагающий принцип отказа от собственности с конца 1920-х
гг. стал постепенно приходить в противоречие с реальной практикой
Иттоэн , поскольку обосновавшаяся в Ямасина колония была
зарегистрирована официально как финансовая группа, в ее владении по
сей день находится опытно-селекционная станция, издательство,
детский сад и школы, начальная и средняя, театр «Суварадзи», музей.
Все имущество считается предоставленным религиозной группе во
временное пользование, «пожертвованным свету», а истинным домом
членов колонии по-прежнему считается дорога. Жизнь в странствиях и
лишениях называется термином рото (路頭). Таким образом, колония
Иттоэн мыслится всего лишь как место исполнения ритуальных
трудовых обязанностей такухацу. Однако труд этот обслуживает теперь
потребности постаревшего населения колонии, а не общества в целом.
Как ритуал, разрешающий это противоречие символически, в канун
Нового года каждый раз разыгрывается призвание обитателями
колонии своего лидера из «дома на дороге» на служение в Иттоэн. Уход
лидера всегда является чисто ритуальным и символизирует отказ от
признания реального положения (оседлая и весьма иерархичная по
структуре жизнь колонии), ностальгию по идеалу жизни без
собственности, без крыши над головой, в безвозмездном служении
людям.
В проводящихся с 1919 г. экспедициях по уборке туалетов теперь
участвуют главным образом стажеры, присылаемые в Иттоэн
различными фирмами на краткосрочные курсы трудовой этики титоку
(知徳), т.е. «мудрость и истина», эта практика осуществляется с 1941 г.
В настоящее время постоянными жителями Иттоэн остались пожилые
люди, в основном те, кто родился в общине в 1930-40 гг., а молодежь,
даже воспитанники учебных заведений колонии, уходит в большой
мир.
После окончания Второй мировой войны и вплоть до своей кончины
в 1968 г. в возрасте 96 лет Нисида Тэнко вел широкую общественую
деятельность пацифистского характера, был даже членом нижней
палаты парламента ( где в основном убирал туалеты, поскольку его
билль о всенародном покаянии в развязывании войны не прошел).

Итак, вернемся к вопросу о связи между толстовским учением и
рождением общественно-религиозного движения Иттоэн . Нисида

Тэнко всегда говорил о большой роли толстовского учения в
формировании его жизненной философии. Обильные упоминания о
Толстом в дневнике «Тэнкакодо Року», в особенности в первых трех
томах с записями 1904-1911 гг., показывают, что в это время интерес
Нисиды к Толстому был действительно очень велик. Нисида
сравнивает Толстого с Христом и Буддой22, с Лао Цзы, поддерживает
пацифистскую позицию Толстого в русско-японской войне, особенно
подробно анализируя известную статью «Одумайтесь», рассуждает о
взглядах Толстого на цивилизацию и на любовь
Обнаруженное нами в ГМТ письмо Нисиды Толстому ценно тем, что
выявляет интерес автора к толстовству и в более ранний период,
осенью 1901 г. Думается, что хранящееся в архиве ГМТ письмо
молодого японца с Хоккайдо Нисиды Ититаро представляет интерес не
только как уточняющий штрих к его дальнейшей биографии в качестве
основателя новой религии, но и как документ, иллюстрирующий
характер и степень влияния толстовства на японскую общественную
мысль рубежа XIX и XX вв. Несмотря на то, что тема «Толстой и
Япония» затрагивалась во многих фундаментальных работах и имеет
давнюю историю, по-видимому, остается еще много непроясненного.27
В частности, интересные результаты мог бы дать анализ публикаций о
Толстом в средствах массовой информации, предназначенных для
широкого читателя.
Хотя мне не удалось впрямую связать факт написания письма
Нисидой 28 октября 1901 г. с какой-либо конкретной публикацией о
Толстом в текущей японской прессе, с очевидностью прослеживается
связь между письмом и газетной полемикой о ситуации в Маньчжурии.
Газеты Японии в октябре 1901 г. много места уделяли обсуждению
заключенного между Россией и Китаем нового договора, который
воспринимался как угроза японским интересам29. Тема России в
контексте империалистического дележа территорий и христианско-
социалистических взглядов на проблемы войны и мира активно
обсуждалась на страницах самой массовой токийской газеты «Ёродзу
Тёхо» (万朝報), где в то время почти ежедневно появлялись передовые
статьи Утимура Кандзо (内村鑑三), Котоку Сюсуй (幸徳秋水)、Сакаи
Тосихико (堺利彦). Как известно, все они остро поднимали социальные
проблемы, в большей или меньшей степени тяготели к социализму,
критиковали курс на войну с Россией, и когда газета «Ёродзу тёхо» в
1903 г. все же поддержала военные настроения, ушли из редакции. В
письме молодого Нисиды можно усмотреть отзвуки антивоенной
риторики передовых статей «Ёродзу тёхо» 1898-1901 гг.
Здесь мы проанализируем письмо Нисиды Толстому, глядя на этот
документ из сегодняшнего дня, опираясь на то, что нам известно
теперь о взглядах и деятельности Нисиды Тэнко и его группы Иттоэн.
Отрезок времени с 1900 по 1903 г. является наименее документированным
в биографии Нисиды, и именно в этот период было написано письмо
Л.Н.Толстому. Письмо очень эмоционально, полно искреннего пиетета
перед адресатом. Приподнятый тон и некоторая сбивчивость, повторы
выдают спонтанность в решении написать Толстому. Однако многие
черты мировоззрения Нисиды, определившие пути его религиозных
поисков, проступают уже в этом письме.
После кратких приветственных фраз Нисида пишет о себе так: «Я
один из подданных японского государства, нынешний год – тридцатый
в моей жизни. Однажды вдруг я ощутил, что весь наш народ утратил
веру, и вся эта цивилизация стоит на одной ноге. Мало того, что всякое
западное государство теперь следует имперскому пути, несущему
порабощение, они еще при этом кричат: «Цивилизация, цивилизация!»
Я вижу, как при этом одичавшие люди пожирают друг друга в кровавом
пиршестве демона Ашуры.
Будучи не в силах сдержать стремление к поискам Пути, я
погрузился в учение Будды, я познакомился с христианским
Евангелием. Проблемы добра и зла для меня важнее соображений
корысти, я полагаюсь не на силу богатства, а на силу веры. Желая
дойти до сути в мириадах законов о сущем, я нахожусь сейчас в
земледельческом краю Хоккайдо. Немалый толчок мне дали слова
философов и поэтов, таких как Сократ, Лютер, Мильтон, Кромвель,
Карлейль. Они связуют воедино Небо и Землю, и глядя из центра
постоянства, обнаруживают частицы наполняющего Вселенную света.
Эти люди поистине учителя таких, как ваш покорный слуга. Хоть и
говорят, что прежде в нашей стране таких людей было немало, теперь
их нет »Как видно из письма, Нисиду больше всего волнует проблема
поддержания гармонии в отношениях между отдельными людьми и
государствами, и поиски решения для него лежат исключительно в
плоскости этики и религии. Главной бедой Японии начала века он
объявляет «потерю веры», а без этого Нисида не мыслит
«цивилизации». Много места в письме уделяется критике
международного империализма и колониальной политики, осуждается
воприятие Японией западного влияния без упрочения религиозных
устоев, высказывается решение взять последнюю задачу на себя. В
письме неоднократно поднята тема противостояния природы и
культуры, осуждения войн.
«Вы справедливо разъясняете, что цивилизация обречена
противостоять природе, но если люди ссорятся друг с другом и
отнимают друг у друга (имущество), то это не есть истинная
цивилизация. Когда политикой государства становится новейший
империализм, на утро оно захватывает чужие порты, а к вечеру заносит
меч над слабыми странами. При этом говорится, что все это ради
гарантий мира и безопасности. Ваше учение способно устыдить до
смерти этих мелких как точечка политиков, но такие, как они, не
настолько чувствительны, чтобы умирать от стыда. Во всяком случае,
такие как они далеки от Евангелия божего. Я глубоко убежден, что
мира во всем мире нельзя достичь мечом, а надо непременно достигать
верой».По-видимому, Нисида пишет Толстому не потому, что является его
последователем. Он пока еще не настолько хорошо знаком с учением
Толстого, и сам об этом говорит: «Хотя я и не могу непосредственно
видеть вас и слышать, из газет и других источников новостей я знаю о
вашем учении. Даже к отдельным вашим словам и фразам я отношусь
со всей серьезностью. Ведь то, о чем говорите вы, останется
нетленным, пока существует Небо и Земля, а такое сейчас встретишь
редко».
Нисида искал ответов на свои вопросы в разных источниках, и на
том этапе, в 1901 г., Толстой интересовал его прежде всего как
современник, который «живет так, как подобает святому» и к которому
можно обратиться непосредственно в письме. Любопытно, что
перечисленные в письме имена всех западных авторов помимо
Толстого заключены в кавычки, как будто это названия произведений, а
не личности.
Как восточная, так и западная мудрость для Нисиды является
воплощением единого божественного начала, «света». Это в
дальнейшем легло в основу учения Иттоэн . Следующая цитата из
письма подтверждает такое понимание Нисидой всеобщности истины:
«Хоть вы из другой страны как гражданин, на (истинном) пути нет
преград, и вся вселенная нам дом, все сущее едино. Я молюсь
любящему мир божеству вместе с вами»По-видимому, черезвычайно важен был для Нисиды сам пример
русского писателя, создавшего собственное вероучение, притягательное
для множества людей во всем мире. Нисида в достаточной степени
верил в свои силы, чтобы уже в 1901 г. в письме Толстому написать:
«Мой голос не будет слышен во всем мире, пусть даже воспалится мой
язык и обуглятся уста, однако же мои убеждения непременно
распространятся среди людей, я верю в это!»34 Видимо, уже в то время
Нисида видел себя самого вероучителем.
Судя по всему, Нисида познакомился из газетных и журнальных
публикаций 1890-х гг. с некоторыми сторонами толстовского учения,
но будучи человеком не столько интеллектуального, сколько
эмоционального склада, больше прочувствовал, чем понял Толстого.
Нисида не заинтересовался, например, пятью толстовскими этическими
принципами или учением о непротивлении злу насилием. Уже в 1901 г.
Нисида писал Толстому о том, о чем рассуждал в 1904-1911 гг. в
дневнике – о мире, о противостоянии природы и цивилизации, о
единстве всего сущего, пронизанного божественным началом,
называемым «Свет», о первостепенности веры. Его привлекло в
Толстом то, что казалось созвучным с традиционно известными в
Японии направлениями буддизма, таоизма, конфуцианства.35
Большинство так называемых «новых религий» Японии , а к ним
можно отнести и учение Иттоэн , синкретичны и комбинируют
элементы предшествующих вероучений, привержены пацифизму,
подчеркивают необходимость индивидуального морального
самосовершенствования и рассматривают все сущее как единое
взаимосвязанное целое36. Иттоэн отличает настойчивое утверждение
основателя и харизматического лидера группы о влиянии Толстого. Но
так ли уж плодотворно искать в жизнеучении Нисиды Тэнко отзвуки
толстовства? Более перспективной представляется попытка связать
рождение и метаморфозы движения Иттоэн с трансформациями
интеллектуальной атмосферы Японии в первой половине ХХ века.
Приложение



1 См.: Мельникова И.В., Японские паломники к Л.Н.Толстому/ Вопросы
японоведения, № 2 : Материалы научной конференции, посвященной 110-
летию основания кафедры японоведения Санкт-Петербургского университета.
Санкт-Петербург, 2008.02. С.181-193.
2 Занимавшийся темой толстовской переписки со странами Востока и много
работавший в ГМТ А.И.Шифман о письме Нисиды Тэнко не упоминал.
3 По-японски адрес автора письма Нисиды Ититаро обозначен так: 日本北海道
石狩國空知郡栗澤村字清真布
4 西田天香『天華香洞録』全7巻(京都:一燈園生活創始百周年記念 「天華
香洞録刊行会」,2004年)。
5 Ввиду важности свидетельства приведем его на языке оригинала:
小子曾て、翁に書を致し東洋にかかる翁をしれるものあるを告くるは、翁
を尤喜はすものなることを思へり。され共直ちにまた思ひし。翁はかかる事
を喜ぶよりは、更らに一段の真のよろこひは互ニ神ニ於て会することなるべ
きを思ふとき、小子はもはや筆とらさりき。かかることは誰翁ト小子のみし
る処也。︵『天華香洞録』第3巻、507頁)。
6 См.: Шифман А.И. Лев Толстой и Восток. Изд. 2-е, перер. и доп. - М.: Наука.
Глав. ред. восточной литературы, 1971.
7 Первый японский переводчик толстовского трактата «В чем моя вера» Като
186 Ирина Мельникова
Наоси изменил название, работа вышла под названием «Моя религия» . См.:
『我宗教』トルストイ著、加藤直士訳(東京: 文明堂、1903年).
8 Сошлемся на обширную библиографию работ по теме, содержащуюся в
новой книге Мияты Масааки. См.: 宮田昌明『西田天香:この心 この身 こ
のくらし(京都:ミネルヴァ書房、2008年)、309-324頁. Следует отметить,
что за пределами Японии религиоведы сравнительно давно обратили внимание
на группу Иттоэн. См., например: Winston Davis. Japanese Religion and Society:
Paradigms of Structure and Change. State University of New York Press, 1992.
9 По-видимому, этот миссионер – Самуэль Бартлетт (1865-1937), который
впервые находился в Японии в 1887-1890 гг. и проповедовал в протестантской
церкви в Нагахама, позже он неоднократно и подолгу был миссионером в
Японии, в 1922-1935 гг. был профессором в университете Досися и настоятелем
в университетской церкви. См.: Мията, Ibid, c.3.
10 См.: Мията, Ibid, c.14.
11 В дневниковой записи Нисиды за апрель 1904 г. говорится: «Это случилось,
когда мне было 32 года, осенью (осень 1903 г. – И.М.). Всего лишь одна книга
Толстого из далекой страны России «В чем моя вера» перевернула мою жизнь,
перене сла меня с этого берега бе сконечных перерождений на
противоположный берег просветления». (『天華香洞録』第1巻、32頁)。
12 Книга «Жизнь в покаянии» является не столько систематическим изложением
основ мировоззрения Тэнко, сколько беллетризованной автобиографией,
поскольку основатель «Иттоэн» предпочитал теории практику, это было частью
его кредо.
13 西田天香『懺悔の生活』(東京:春秋社、1995年)、81-82頁。
14 Японские исследователи также указывают на это, в частности Мията пишет,
что Нисида изложил свое восприятие христианства Толстого в дзэнской
терминологии, и формула «если хочешь жить – умри» также скорее дзэн-
буддийская, чем христианская. См.: Мията, Ibid, c. 20-23.
15 Л.Н. Толстой : полное собрание сочинений : серия первая. Произведения / под
общей редакцией, В.Г. Черткова. Nendeln, Liechtenstein : Kraus Reprint, a
division of Kraus-Thomson Organization , 1972. Т. 23, с.390.
16 Ibid., с. 398.
17 Ibid., с. 402.
18 См.:『すわらじ劇園五十年の足跡﹄、玉井冬至・他編(京都:すわらじ劇
園、1981年)。Также см. официальный сайт: http://www.swa-raj.com
19 См.: А.Л.Толстая. Дочь. М. 1992. См. также на японском языке: アレクサンド

Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн : неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому 187

21 В первом томе «Тэнкакодо Року», состоящем из 612 с., имя Толстого
упомянуто на пятидесяти страницах. Во втором томе таких упоминаний уже в
два раза меньше. В записях, сделанных после 1911 г., имя Толстого
упоминается лишь трижды.
28 Проанализировать все доступные Нисиде средства массовой информации
соответствующего периода в настоящее время не представляется возможным,
поскольку компьютерные базы данных созданы лишь по материалам газеты
«Ёмиури». В газете «Ёмиури» сообщалось, как об отлучении Л.Н.Толстого от
церкви в апреле 1901 г. 三十四年四月四日、4頁), так и о его выздоровлении после тяжелой болезни
1901-1902 гг.(「月一日、5頁). Однако осенью 1901 г. ни эта, ни другие просмотренные мной
газеты («Асахи симбун», «Ёродзу тёхо») не печатали серьезных материалов о
Л.Н.Толстом. Сомнительно также, чтобы поводом для письма послужила
коротенькая информация в разделе «Со всего света» газеты «Ёродзу тёхо»,
посвященная отношению Л.Н.Толстого к проблеме болезни и здоровья, пусть
она и была напечатана в тот же день 28 октября 1901 г., когда написано письмо
Толстому (「トルストイと健康」『万朝報』二千九百九十号、明治三十四年
十月二十八日、2頁).
29 См. например статью Катаямы, посвященную анализу этой полемики и
дающую обзор литературы по теме: 片山慶隆「日本のマス・メディアによる
188 Ирина Мельникова
対露開戦論の形成」『一橋法学』弟7巻弟1号(2008年3月)、59-88頁。
30 Приведем эту цитату на языке оригинала с сохранением авторского стиля :


35 Отметим, что знакомство Толстого с восточной философией частично
осуществлялось через японского стажера в России Кониси Масутаро (小西増
太郎) , сын которого в свою очередь стал последователем движения Иттоэн.
Именно Кониси Масутаро пригласил в Японию младшую дочь Л.Н.Толстого. О
Кониси см. например: 太田健一『小西増太郎・トルストイ・野崎武吉郎:交
情の軌跡』(岡山:吉備人出版、2007年)。
Толстовское учение и общественно-религиозное движение Иттоэн : неизвестное письмо Нисиды Тэнко Л.Н Толстому 189
36 См.: Robert Kisala. Prophets of peace : pacifism and cultural identity in Japan"s
new religions. University of Hawai`i Press, 1999, p.3-7.
37 Пользуюсь случаем и выражаю глубокую признательность старшему коллеге
профессору Исахая Юити за неоценимую помощь в переводе письма на
русский язык.


Тагове:   писмо до толстой,


Гласувай:
0
0



Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1753230
Постинги: 1631
Коментари: 414
Гласове: 1174
Календар
«  Март, 2021  
ПВСЧПСН
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031