Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
31.08.2011 17:41 - "Толстой и сега не е удобен нито на държавата нито на църквата"
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 638 Коментари: 0 Гласове:
0

Последна промяна: 31.08.2011 17:51


«Толстой и сегодня не удобен ни государству, ни церкви»
Профессор кафедры истории русской литературы и журналистики факультета журналистики МГУ Владимир Линков
 Интервью28 августа 2011г.- исполнилось 183 года со дня рождения Льва Толстого. В прошлом году отмечалось столетие со дня его ухода и кончины на станции Астапово. К этой дате было приурочено множество публикаций, иные из которых производят странное впечатление. Кажется, что их авторы пытаются не осмыслить судьбу Толстого, неотделимую от его литературных свершений и духовных поисков, но дискредитировать великого писателя, что ведут они речь не о создателе «Войны и мира» и «Анны Карениной», «Исповеди» и «В чем моя вера», но о каком-то другом человеке — мелком и путающемся в азбучных истинах. Год спустя, когда дым юбилея рассеялся, о проблемах сегодняшнего отношения к Толстому, его наследию, учению, жизненному делу размышляет профессор кафедры истории русской литературы и журналистики факультета журналистики МГУ Владимир ЛИНКОВ.

«Смерть — личная трудность Толстого»

—Владимир Яковлевич, сама идея дискредитировать Толстого — мыслителя и писателя кажется дикой. Какие темы обсуждались больше всего?

—Можно выделить две темы: это отношение Толстого к церкви и его отношения с женой Софьей Андреевной. И независимо от позиции большинству журналистов и исследователей было свойственно удивительное самодовольство. Высокомерное чувство, что проблемы, волновавшие великого мыслителя, нами-то давно решены.

Так, исследователь Достоевского и профессор журфака МГУ Игорь Волгин в книге, где под одной обложкой опубликован последний дневник Толстого и сочинение самого Волгина (Л.Н. Толстой. Последний дневник. Записные книжки. 1910 г.; Игорь Волгин. Уйти ото всех. Лев Толстой как русский скиталец. — М.: ВК, 2010), соединившей в себе две тенденции — попсовую пошлость с хулой на писателя с позиции официальной православной идеологии, пишет: «Смерть — личная трудность Л. Толстого». Из этого следует, что для современных людей смерть не трудность.

Между тем больше всего Толстого, как и любого человека на земле, волновали болезнь, старость и смерть. Он считал, что надо выработать такое отношение к жизни, чтобы нам были не страшны ни одно, ни другое, ни третье. Он говорил, что смерть — это главное событие в жизни человека. Это великий ревизор жизни. А отношение к ней — показатель того, как человек живет. Если он боится смерти, значит, живет неправильно.

Пренебрежительное отношение к Толстому выразилось и в «оценке» его духовных исканий. Например, в ходе интервью на радио «Маяк» с автором другой (очень серьезной) книги о Толстом Павлом Басинским (Лев Толстой. Бегство из рая. — М.: АСТ, 2010) ведущая Тутта Ларсен заявила: «Казалось бы, когда человек перерождается духовно, это ему во благо А с Толстым получается, что все наоборот. После того как с ним случилось это духовное перерождение, у него все посыпалось в жизни». Полное непонимание: жизнь Толстого не превратилась в трагедию, и ничего в ней не посыпалось!

— Тут стоит объяснить читателям, что такое «духовный переворот Толстого».

— Конечно. Те ценности, которыми Толстой жил до конца 70-х годов, когда он писал «Анну Каренину», — это прежде всего семья, литература. Но наступил момент, когда все это перестало представлять для него ценность. Это и привело Толстого к духовному перевороту: он начал искать такое понимание жизни, которое спасло бы его от страха смерти, болезни и старости. И в конце концов нашел.

В чем он видел задачу человека? Он так ее и решил в своей «Исповеди». Человек, который живо ощущает свою связь с бесконечностью, смерти не боится. Если он не боится смерти — значит он полезен для общества, для человечества и живет радостною жизнью.

— А бесконечность в понимании Толстого совсем не обязательно связана с христианской идеей...

— Совершенно не обязательно. Это мистическое чувство, когда человек не ощущает различия между собой и Вселенной, чувствует себя как бы слитым с ней. Как Платон Каратаев, Пьер Безухов, который от Каратаева этому научился. Пьер говорит: все это во мне, все это мое, все это я. Вся Вселенная есть я. Это не «ячество», а максимум, к которому стремится человек. Толстой отказывался от земных благ не по глупости, а потому что они в его глазах потеряли смысл. Это путь многих великих философов и пророков. И Христос учил, что земное — это тленное, временное, и человек должен стремиться к вечному. В этом суть его учения.

Главное, что выразили Толстой и Достоевский, — это живое, мистическое ощущение связи человека со всем универсумом.

— А теперь наши «мудрые» современники говорят о духовном перевороте Толстого как о трагедии

— Да. Но главная, по их мнению, трагедия Толстого заключается в том, что после духовного переворота он отошел от церкви. Да никакой трагедии не было! В начале переворота Толстой пошел в церковь, стал соблюдать все обряды, но потом отошел от нее, потому что она не дала ему того, чего он жаждал. И ему пришлось снова самому искать. Какая трагедия, если в дневнике от 10 октября 1907 года Толстой пишет: «Все чаще и чаще испытываю какой-то особенный восторг, радость существования». Это в 79 лет! Это и есть ответ всем тем, кто говорит о его драме и трагедии.

— Еще одна «популярная» тема связана с тем, что Толстой якобы в конце жизни мечтал примириться с церковью.

— Эти мифы, которые поддерживаются клерикальными журналистами и церковью, разрушаются заявлением Толстого. В дневнике от 22 января 1909-го Толстой сообщает о визите в Ясную Поляну тульского епископа Парфения, просившего в случае серьезной болезни графа известить его, что Толстому было «особенно неприятно». И Толстой сделал предвосхищающее церковные интриги и легенды заявление: «Как бы ни придумали они (церковнослужители. — В.Л.), что я «покаялся» перед смертью. И потому заявляю, кажется, повторяю, что возвратиться к церкови, причаститься перед смертью я так же не могу, как не могу перед смертью говорить похабные слова или смотреть похабные картинки, и потому все, что будут говорить о моем предсмертном покаянии и причащении, ложь».

— Кто и зачем хочет примирить Толстого с церковью?

— Все просто. Когда церковь критикуют атеисты, это не страшно. А когда институт церкви отрицает человек, принимающий Христа, то это для нее очень опасно. Тем более если это Толстой. Толстой и сегодня не удобен ни государству (он выступал против насилия), ни церкви, которая поддерживается государством. Может, поэтому в России 100-летие ухода Толстого официально не отмечалось. В отличие от остального мира.

— А за что конкретно Толстой критиковал церковь?

— За то, что она нарушает заповеди Христа, не следует его учению, одобряет смертную казнь, молится за победу своего войска. Это абсурд: воюют две христианские страны, и в каждой молятся за победу своего войска.

Кроме того, Толстой не принимал всего, что в христианстве связано с чудом.

— А как же без веры в чудо воскресения верить в Христа?

— Для Толстого Христос — человек, который открыл новые нравственные ценности. И свою веру в эти ценности он засвидетельствовал своей смертью. Это его подвиг. А в воскрешение Толстой не верил. Ему была близка та точка зрения, что чудеса, которые описаны в Евангелии, нужно понимать не буквально, а символически. Когда Христос говорит о небе, о бессмертии, не надо понимать, что человек будет жить вечно. Толстой любил высказывание Ивана Киреевского, который говорил: бессмертие — это отсутствие страха смерти.

— На чем тогда основывается отсутствие страха смерти, если человек не верит, что он воскреснет?

— Отсутствие страха смерти основано на живом ощущении своей связи с бесконечностью.

— Это очень современное понимание веры.

— Да, самое современное. И Достоевский тоже считал, что если человек теряет ощущение связи с мирами иными, он становится равнодушен к жизни. А что такое «миры иные»? То, что недоступно нашему познанию. Это ни в каком смысле не противоречит разуму.

Толстой критиковал церковь и за то, что она способствует распространению обрядовой, чисто внешней стороны. Для него выражение любви к Богу с помощью ритуальных действий «было бы отречением от души, от учения Христа, от Бога» (из дневника 1909 года). Только по делам человека можно сказать, христианин он или нет. Воцерковленный бандит пострашнее бандита-атеиста. Или магические действия. Попросил Бога, и он спас от болезни. Толстой считает, что с этим вообще нельзя обращаться к Богу. Болезнь можно преодолеть духовным путем. Не бояться ее и всегда быть к ней готовым.

Толстой ответствен за революцию?

— Вернемся к конкретным «претензиям» к Толстому.

— Тон задавала православная церковь. Архимандрит Тихон (Шевкунов) прямо сказал на телевидении: Толстой ответствен за революцию. Такие обвинения мы часто слышим от церкви. В частности, Валентин Никитин в своей статье «Отлучение Льва Толстого от церкви как урок и предостережение» так трактует фразу Толстого из дневника 1855 года о замысле создания новой религии, очищенной от всего таинственного: «В этих словах ясно сформулирована задача, вдохновившая впоследствии российских коммунистов, особенно лидеров большевистской фракции РСДРП, на воинствующий атеизм, социальную революцию и гонения на церковь. Не случайно В.И. Ленин, ненавидевший духовенство, так превозносил Толстого, которого справедливо называл «зеркалом русской революции».

Сходство между Толстым и Лениным такое же, как в детской шутке, когда говорят: «Петя, ты похож на Ленина — у тебя нос и у него нос». Толстой ни в каком виде не принимал революцию, насилие как решение проблем. Христа почитал. А что касается «зеркала русской революции», то «на зеркало неча пенять, коли рожа крива».

Со взглядами Никитина на Толстого солидарен и Игорь Волгин, который в своей книге о Толстом цитирует фразу, в которой тот сравнивал Толстого с Великим Инквизитором из «Братьев Карамазовых». В 80-е годы Никитин напечатал в «Прометее» одиозную статью, где проводил такое же сравнение. Но если говорить коротко, то Толстой и Великий Инквизитор — антиподы. Достаточно сказать, что Великий Инквизитор говорил, что надо править людьми с помощью чуда, тайны и авторитета. Толстой отрицал одно, второе и третье.

Толстой не был рационалистом

— Толстого в «юбилейный» год кем только не называли. Например, рационалистом. Но ведь это все равно что на черное сказать белое.

— Конечно. Игорь Волгин называет Толстого «величайшим рационалистом и врагом всякой мистики». Между тем Толстой, наоборот, был одним из первых в Европе ХIХ века глубоким критиком рационализма. Вся «Война и мир» пронизана полемикой с мыслью о том, что человеком исключительно движет разум. «Если допустить, что жизнь человеческая может управляться разумом, — то уничтожится возможность жизни». В дневнике за 1910 год есть множество записей Толстого, где речь идет об ограниченности человеческого разума, о многом, что ему недоступно. «Если серьезно подумать о жизни своей и всего мира, то нельзя не признать, что есть НЕЧТО такое, что его знать никак нельзя»

Как Софья Андреевна все-таки оценила мудрость Толстого

— Из дневников Софьи Андреевны можно понять, что после смерти Толстого мирно разрешился и семейный конфликт. Жена встала на позицию мужа?

— Можно так сказать. За несколько лет до ухода Толстого, когда уже был конфликт с Софьей Андреевной, Толстой сказал ей: когда я умру, ты будешь ко мне близка. «Толстой оказался стопроцентно прав, — написал Павел Басинский. — После его смерти Софья Андреевна действительно стала проникаться его взглядами. И весь последний, девятилетний период ее жизни посвящен этому непростому душевному совпадению».

В подтверждение правоты предвидения Толстого вот фраза из дневника Софьи Андреевны, написанная уже после смерти Толстого: «Приезжал Илья, дала ему тысячу рублей. Он очень жалок, безнадежен и плохо то, что всех на свете винит. Приехал сын Миша, выпросил тысячу восемьсот рублей. Был Андрюша, взял у меня две тысячи рублей Лева проиграл около пятидесяти тысяч Тысячу раз прав Лев Николаевич, что обогатил мужиков, а не сыновей. Все равно ушло бы все на карты и кутежи».

Попса

— В начале нашего разговора вы говорили о сплетнях, сопровождавших имя Толстого в «юбилейный» год. В чем это проявлялось?

— Ну, например, из книги Игоря Волгина мы узнаем, что в молодости Толстой болел гонореей,что Софья Андреевна подозревала мужа в сексуальной связи с Чертковым; читателя осведомляют, когда прекратились супружеские отношения Льва Николаевича с Софьей Андреевной. Автор заодно рассказывает о бездоказательном обвинении Н. Страховым Достоевского в педофилии, об «уличении» Достоевским Н. Страхова в «тайном сладострастии».

Но какое эти факты имеют отношение к истории «русского скитальца» Льва Толстого, к его духовному поиску? Никакого, как и многое другое в этой книге.

Поражает «ассоциативность» мысли автора. Сравнивая (зачем-то) Толстого со Степаном Трофимовичем из «Бесов», Волгин пишет примерно так: конечно, между ними колоссальная разница. Но есть сходство: тот ушел из дома и этот тоже; тот умер и этот А потом автор вновь говорит: но, конечно, они очень разные. Вывод же делается такой: а все-таки сходство, которое мы находим с помощью таких мелочей, имеет глубокое символическое значение. Тезис — отрицание тезиса — утверждение его. Цель проста: в каждом сравнении автор пытается дискредитировать Толстого как личность.

Подводя некоторые итоги, можно сказать: за редкими исключениями, одни «исследователи» или журналисты старались дискредитировать Толстого, исходя из своих «партийных» интересов, другие просто хотели поджелтить фигуру классика, чтобы развлечь народ. А в целом получился портрет не Толстого, а нынешнего российского общества.

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова



Гласувай:
0
0



Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1816975
Постинги: 1631
Коментари: 414
Гласове: 1174
Календар
«  Септември, 2021  
ПВСЧПСН
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930