Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
21.09.2014 16:46 - В.Мазурин-Дневник
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 436 Коментари: 0 Гласове:
0

Последна промяна: 21.09.2014 16:51


12 янв. 1938 г.

 

Я провёл трудовую жизнь и очень счастливую: всю почти сознательную жизнь я занимался трудом физическим, преподавал в школах

 

 

40

 

ручной труд и, понятно, работал всегда сам. Вместе с тем я занимался трудом и интеллектуальным — преподавал общеобразовательные предметы — математику, русский язык, географию, много читал, много писал, рисовал. Сорок лет у меня прошло в такой деятельности, несмотря на слабое здоровье. Работал я без отдыха. Думаю, не было дня, который бы для меня прошёл праздно.

Моим первым учителем в деле физического труда была моя мать, она была огородница.

 

 

12 янв. 1938 г.

 

При нашей избушке была свободная полоска чудесной усадебной земли, аршина 63 ... /неразб/, слой чернозёма. Мать сделала 12 гряд, посадила огурцы, бобы, морковь, подсолнухи; всё это буйно выросло и, к восторгу нашему, детей, всё лето мы ели свои зелёные сочные огурцы прямо с грядки, бобы, репу. Плети огурцов, быки подсолнухов занимали меня, как живые существа. Я знал, сколько листьев /неразб/ развилось, где имеются зародыши огурцов, где пустоцвет.

Другие домашние работы дополняли мои занятия по труду. А игры, несравненные свободные детские игры на открытом воздухе, купание в реке, беготня по лугам — дали и закалили моё здоровье.

Дальше, в школах, я изучал ручной труд — металлический, картонажный, переплётный, и сам стал преподавать его.

Ручной труд я не только люблю, но прямо благословляю его. На краю могилы он мне так же приятен, как был приятен и в расцвете сил моих. Я не утомлялся, работал свободно, легко и труд меня всегда освежал, бодрил, встряхивал мои силы. Мне казалось, да, вероятно, это так и есть, я могу выполнить любую работу не только ручную, но и на фабрике, на заводе.

 

 

—41—

 

Части машин я делал, исправлял велосипеды. Построить для себя дом и сделать самому всю обстановку его мне думалось легко. Сад, огород, пчельник я мог бы развести, я изучил их.

К людям трудовым у меня развилось уважение: столяры, слесаря, садовники, огородники — были мои братья, ровня мне. Поле пахать я не умел, поэтому на пахарей смотрел с ещё большим уважением.

А такие люди, как рудокопы, шахтёры из каменноугольных шахт, возбуждали во мне почтительно робкое уважение. Работать в глубине земли наитруднейшую работу, да это подвиг. Вывод: лучшими людьми для меня были рабочие люди. Земледелие, и всё, что относится к нему — лучшими и полезнейшими работами. Жить без них нельзя. Каждый человек хочет есть хлеб.

Я убеждён — в лучше устроенном человеческом обществе каждый человек должен быть физически трудовым человеком. Это здоровым людям ничего не стоит и даёт только радость. Работать должны все в поле, на огородах, в садах — в летнее время, и в закрытых помещениях — зимой.
Работа для всех не может быть изнурительна. Кто-то даже вычислил, что если бы каждый мужчина работал всего 4 часа в день, то все люди земного шара нарабатывали бы в достаточной мере всё нужное людям на целый год. В остальное свободное время работай и отдыхай, как знаешь.

Науки и искусства от этого только бы выиграли; физический труд и сознание, что я не тунеядец, а равный брат всех людей, дали бы людям знать, что такое истинное человеческое достоинство, независимость и покой.

 

 

13 янв. 38 г.

 

 Чистое, безгрешное детство без стра-

 

 

—42—

 

ха, предрассудков и злых внушений взрослых есть царство вечной жизни на земле. Труд земледельческий и вообще всякий труд дети усваивают от своих трудовых родителей.

Делается это легко: отец работает в саду, мальчик сын будет непременно его спутником. Отец роет яму, сын играет землёй, листиками, стебельками. Труд. Мать шьет, девочка тоже. Труд.

Это для маленьких детей 3, 5, 7 лет. Дальше можно давать детям лёгкие самостоятельные работы.

С десяти — одиннадцати лет должно детей знакомить с систематическим трудом, как земледельческий — летом, так и в закрытых помещениях — зимой. Здесь могут быть взяты работы из глины, бумаги, картона, дерева, металла. Должно детей познакомить с инструментами, материалами, простейшими машинами; должно ознакомить в серьёзной и продуманной /неразб/, с рабочими приёмами, с рабочими позами, с отделкой предметов. Это уже целая педагогическая система, если она будет непосильна одной семье, можно вести групповые занятия. Но другого воспитания, кроме трудового, быть ни в коем случае не должно. Только трудовой человек может достигнуть полноты блага на земле.

Свободные игры детей, не придуманные взрослыми, не навязанные детям, дополняют воспитание.

Игры даже благотворнее и нужнее труда: в них детская радость и детское творчество выражаются всего ярче. Разумеется, надзор взрослых, как в труде, так и в играх, необходим, но — незаметный, оберегающий, любящий и не тяготящий надзор.

Гимнастику, физкультуру, особенно, игры, обоснованные медициной, я не отрицаю. Но гимнастику и физкультуру казарменного образца считаю ошибочной и вредной для детей во всех отношениях.

 

 

—43—

 

14 янв. 1938 г.

 

О целомудрии.

Говоря о детях, трудно не сказать о чистоте. У каждого мужчины может быть тройное отношение к женщинам: женщина или его мать, или сестра, или жена. Во всех случаях родство неразъемлемое, входящее в человека неразрывно с его сущностью. Это всё сам человек.

У нас в народе мать осквернена дикой, грязной бранью. И уже одно это показывает на наше дикое, недостойное отношение к женщине. И в самом деле оно низко, преступно, мерзко.

Страшное преступление против женщины и брака поддерживается лёгкостью и тайной его совершения. Рано с детства начинают развращать воображение многими вещами, — пищей, обстановкой, увеселениями, песнями, бранью и, конечно, позорными примерами разврата. Даже наша прекрасная классическая литература не свободна от упрёка в сеянии разврата между детьми: Пушкин, Лермонтов, Достоевский писали пошлости и гадости, и эти пошлости из их сочинений пока не выкинуты.

Нечего говорить, как много грубости и недостоинства утвердилось в народе по отношению к акту, следствием которого есть ангелы-боги-дети. И это тем более опасно, что идёт постепенно, незаметно. Ребёнок втягивается в разврат. Юноша — он уже непробудный развратник, похотник физический и в воображении, обуреваемый похотливыми страстями до изнеможения, до потери самого себя во всех моральных отношениях. Он не живёт, а бесится и кипит в похоти.

Вред, понятно, от этого ужасный.



Тагове:   Толстой,


Гласувай:
0
0



Следващ постинг
Предишен постинг

Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1468017
Постинги: 1626
Коментари: 414
Гласове: 1172
Календар
«  Септември, 2018  
ПВСЧПСН
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930