Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
19.06.2012 09:20 - Толстоизмът като обществено движение-Т.В.Петухова
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 740 Коментари: 0 Гласове:
0



"Воля же Бога познается не каким-либо необыкновенным чудом, написанием божественным пальцем закона на скрижалях, или составлением через посредство святого духа непогрешимой книги, или непогрешимостью какого-либо святого лица или собрания людей, а только деятельностью разума всех людей, передающих друг другу и делом и словом всё более и более уясняющееся их сознание истины."
                                                                                                            Лев Толстой



Т.в. петухова толстовство как общественное движение


Толстовское движение в России является в настоящее время не только наименее изученным исторически, но и недостаточно определенным по своей сущности. Как известно, длительное время его относили к сектантству. Но характерные черты, присущие этому движению, позволяют не считать его таковым.1 Поэтому необходимо определить сущностные черты движения единомышленников Л.Н. Толстого более подробно.

Социолог П. Штомпка дал развернутую характеристику общественных движений, выявив их параметры и особенности. Рассмотрим с данной точки зрения толстовское движение.2

П. Штомпка выделил следующие характерные черты социального движения:

1. Коллективность людей, действующих совместно.

2. Единство в отношении цели коллективных действий, а именно –

изменения в обществе, причем цель должна осознаваться участниками одинаково.

3. Диффузность движения, низкий уровень формальной организации.

4. Действия имеют относительно высокую степень стихийности и не принимают институциализированные, застывшие формы.

Выше перечисленные признаки были, безусловно, присущи толстовству как движению. Налицо также единство цели коллективных действий,

направленных на осуществление определенных изменений в обществе.

Толстовское движение имело собственную своеобразную концепцию общественного развития, хотя сами толстовцы всячески открещивались от

политики и считали достижение «внешних» социальных изменений делом вторичным. В.Ф. Булгаков, например, заявлял в письме тульскому губернатору А. Тройницкому, что « … среди нас нет ни одного человека вообще

политического образа мыслей. Все мы стоим исключительно на точке зрения религиозной, христианской».3 Центром всей социальной конструкции



1 См. Т.В. Петухова. К вопросу о сектантском характере толстовского движения.// Вестник УлГТУ. № 4. 1999. С.58-63.

2 П.Штомпка. Социология социальных изменений.//Социальная психология

Хрестоматия. М.,«Аспект Пресс»,2000. С.182-204.

3 Цит. по: М.А. Рашковская, Е.Б. Рашковский. «Милые братья и сестры».

Страницы истории толстовского движения: 1914-1917 гг.// Религии мира. 1989-1990.

История и современность. М., 1993.





толстовцев была земледельческая колония или коммуна. Посредством перехода к ней должны были осуществиться все другие стороны общественной жизни. Толстовец А. Макаров так изложил свои представления о будущих социальных изменениях. «Внутри этих общин на основе земледельческого труда, как пышная крона ветвей на могучем стволе, свободно разовьются все виды человеческой деятельности…Города и фабрики исчезнут, ибо все будут земледельцы, работающие в своих машинизированных мастерских в свободное от полевых работ время. …Мировое братство трудящихся устранит войны и множество другого зла, свойственного насильническому строю жизни нашей

эпохи».1 Экономические отношения будущего общества строились толстовцами на основе отказа от частной собственности. Модель будущего

социального строя носила ярко выраженный натуральный характер, денежные отношения отвергались как орудие несправедливого распределения плодов

общественного труда, и должны были быть заменены натурально-рассчетными денежными знаками. Важнейшим принципом являлось уничтожение эксплуатации и неравенства членов. Самоуправляющийся характер общин

должен был, по мысли толстовцев, привести к уничтожению государства и установлению анархии, которую толстовец С.М. Белинький охарактеризовал в речи на I-ом съезде анархистов 12 декабря 1918 г. как «такой порядок

человеческого общежития, при котором все люди свободны от правительственного принуждения».2 Главным средством решения спорных социальных проблем в обществе толстовцы считали формирование общественного мнения и мирное неподчинение: « никакое меньшинство не сможет и не станет отказываться от исполнения ясно выраженной воли народа. Если меньшинство до сих пор не уступало, то только потому, что народ в целом соглашается служить этим классам и своей кровью защищать поработителей».3

В ненасилии толстовцы видели главное условие успеха общественных преобразований. Н.Н. Гусев в статье «Толстой и революция» утверждал, что « никакое преобразование общества не может быть насильственным. Насильственный коммунизм не может быть прочным».4 Как видим, общие идейные установки толстовцев, связанные с их социальными устремлениями были достаточно определенны и укладываются в нишу русского утопического социализма. Это определило отношение толстовцев и к Октябрьской революции, и к процессу общественных преобразований первых послереволюционных лет, которые И.М. Трегубов в письме к И.И. Горбунову- Посадову от 22 февраля 1920 года назвал «не лихолетьем, а величайшей в мире



1 Бюллетень Московского вегетарианского общества №16. // Российский государственный архив литературы и искусства. (РГАЛИ) Ф. 122.Оп. 3.Ед. 34. Л. 55.

2 Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. (ОР РГБ) Ф. 435.

К.55. Ед. 19. Л. 3.

3 Там же. Л.4.

4 «Голос Толстого и Единение». 1918. № 2. С.6.





революцией». 1 Хотя революция имела для толстовцев несколько иной смысл. Они видели в революционном движении «теоретическую» ценность, так как, по их мнению, своей борьбой революционеры доказывали «ложность» неразумного классового общества.

Уровень формальной организации толстовского движения был действительно низок. Существовали центры толстовства - Московское

вегетарианское общество, Общество Истинной свободы в память Л.Н. Толстого, в известной степени Объединенный совет религиозных обществ и групп, местные общества. Однако состав участников не фиксировался, нигде в печатных изданиях толстовцев не указываются точные сведения о количестве

членов. Рост движения можно видеть лишь по расширению географии местных организаций. Толстовские общества не имели четкой структуры, членство было свободным, без избрания или рекомендаций, размеры ежегодных взносов

официально не устанавливались и вносились каждым по возможности, решения большинства не были «нравственно обязательными» для всех членов обществ, каждый сохранял свободу в их исполнении.

Общественные выступления толстовцев имели действительно высокую степень стихийности. Об этом свидетельствует, например, большое количество воззваний против войны, написанных толстовцами по личному почину и

убеждению в разных уголках страны, их многочисленные выступления против смертной казни и отказы от воинской службы по религиозным (толстовским) убеждениям, их индивидуальная деятельность по распространению запрещенных произведений Л.Н. Толстого, заканчивавшаяся для многих судами

и ссылками. Деятельность толстовцев не принимала застывших институциированных форм и по причине идейного содержания толстовского мировоззрения. Апеллируя к личному нравственному сознанию каждого

человека, толстовство было, как отмечал В.Ф. Булгаков, « очень мало склонно к пропаганде и прозелитизму. …Нужны были стечения обстоятельств, действительно необыкновенные, чтобы понудить толстовцев на открытое выступление со словами вразумления к людям» 2.

Наиболее подходящим для толстовства как социального движения определением, из приведенных П. Штомпкой, на наш взгляд, является следующее: «Нетрадиционные группы, обладающие различной степенью формальной организации, пытающиеся произвести радикальные изменения в обществе или препятствовать им»3. Как отмечают Вуд и Джексон, «изменения являются основной характеристикой социальных движений». Толстовцы стремились к радикальному преобразованию общества, имеющего



1 РГАЛИ. Ф. 122.Оп. 1. Ед. 1358.Л.32

2В. Ф. Булгаков. «Опомнитесь, люди-братья!». История воззвания едино-

мышленников Л.Н. Толстого против мировой войны 1914-1917 гг. Задруга.1922. С.11.





государственную форму, в безгосударственную общину путем нравственного самоусовершенствования людей.

Социологи рассматривают общественное движение как поток социальных

изменений, имеющий прямое и обратное действие: « …любое социальное движение есть часть самого общества, в котором происходят изменения, ... иначе говоря, оно действует на общество изнутри». Толстовское движение изначально было ориентировано на такое изменение общества «изнутри». В программном документе ОИС « Опыт краткого изложения основ истинной свободы» по этому поводу было записано: «…Не на установление новых форм жизни должна быть направлена деятельность людей, …а на изменение и совершенствование внутренних устройств как своих, так и других людей».1 Как и многие другие социальные движения, толстовское, изменяя общество, изменяется само (мобилизуются, организуются) для того, чтобы влиять на общество более эффективно. Наиболее ярко эти изменения прослеживаются

накануне Октябрьской революции. В.Ф. Булгаков полемизировал с М.С. Сухотиным, считавшим, что только личность Льва Николаевича объединяла его единомышленников. В.Ф. Булгаков же считал, что эта узкая группа толстовцев, появившаяся вокруг Л.Н. Толстого в начале 80-х гг. 19 в., эта « партия» или

«секта» перестала существовать еще при жизни писателя; в дальнейшем движение сильно эволюционизировало и по некоторым вопросам

общественной жизни отошло от буквы собственно толстовского учения. Если Л.Н. Толстой апеллировал исключительно к нравственным усилиям конкретной личности в деле преодоления социального зла путем отказа участвовать в нем,

то толстовцы начали осознавать значимость совместных усилий людей в изменении общественной жизни. В.Ф. Булгаков писал, что «в теперешних условиях» недостаточно личного неучастия…, чтобы «чувствовать себя

спокойным, а главное неответственным за происходящие и будущие ужасы».2

Признав толстовство общественным движением, а не сектой, предпримем

попытку определить его тип. По масштабам предполагаемых изменений социологи выделяют реформистские (ограниченные по своим целям и не ориентированные на преобразования институциональных структур). Они хотят преобразований внутри структуры, а не ее самой); радикальные (стремящиеся к более глубоким социальным преобразованиям, затрагивающим основы социальной организации, направленные на преобразования самого общества); революционные (охватывающие все ключевые аспекты социальной структуры (политический, экономический, культурный) и направленные на тотальное изменение общества, построение вместо него «альтернативного» общества - например, коммунистическое и фашистское движения). Толстовство было, безусловно, радикальным общественным движением. Альтернативой



1 ОР РГБ. Ф.345.К.61. Ед. 25.

2 В.Ф. Булгаков. Толстой, Ленин, Ганди. Прага.1930. С. 14.





государству была безгосударственная община, опирающаяся на христианские принципы сосуществования людей. В некотором смысле толстовское движение можно назвать революционным. И не только потому, что могучий голос Льва Толстого, критикующий российские общественные порядки, расшатывал устои царской России. Интересно, что толстовцы сами осознавали себя причастными к революционным преобразованиям в России. В Обращении Казанского толстовского комитета к большевикам от 29 января 1919 г. толстовцы требовали признания своего права голоса при решении общественных проблем: « Как вы, большевики не можете допустить, чтобы распоряжались авантюристы из капиталистов, так и мы не можем согласиться, чтобы судьбами народа распоряжалась только одна партия большевиков – это было бы односторонне, ошибочно и опасно, потому, что одним насилием Вы можете

провалить и свободу, и правду».1 Толстовское движение было ориентировано на утверждение в общественном сознании по-толстовски понятой христианской

идеологии, которая должна была неизбежно привести к пересмотру социальных норм и социальных ценностей.

По качеству предполагаемых изменений социальные движения разделяют на прогрессивные - стремящиеся создать новые институты, законы, внедрить новый образ жизни, новые верования, сформировать общество, которого

раньше не существовало, и ориентированные в будущее; и консервативные - обращенные в прошлое, стремящиеся восстановить институты, образ жизни, когда-то существовавшие в ходе истории, основное внимание уделяющие возрождению традиции. По этим параметрам толстовское движение было, с

одной стороны, прогрессивным, так как было направлено на создание нового идеального общества. С другой – консервативным, так как идеализировало крестьянскую общину, бытовую жизнь крестьянства, который являлся классом

уходящего в прошлое феодального уклада жизни.

По целям предполагаемых изменений социальные движения подразделяются: а) на движения, сосредотачивающиеся на изменении

социальных структур, которые принимают две формы - социополитические движения – пытаются добиться изменений в политике, экономике, вызвать сдвиги в классовых структурах и социокультурные движения - стремятся

изменить убеждения, кредо, ценности, нормы, символы (битники, панки, хиппи); б) движения, ориентированные на изменение личности, также имеющие две формы - религиозные, борющиеся за спасение своих членов и

общее оживление религиозного духа; и социальные движения, направленные на изменение структуры общества, предполагающие, что достижение этой цели повлияет и на личность. По данным признакам однозначно характеризовать движение единомышленников Л.Н. Толстого достаточно сложно. Толстовское

движение было движением, ориентированным на изменение личности, которое должно повлечь за собой определенные изменения социальных структур. Оно



1 ОР РГБ. Ф. 435.К. 95. Ед. 27. Л.1.





было более социокультурным, нежели социополитическим. Безусловно, толстовство было религиозным, нравственно этическим социальным движением.

По вектору изменений выделяются позитивные движения, когда люди объединяются для введения в жизнь чего-то нового; и социальные движения, имеющие отрицательный вектор – движения с целью воспрепятствовать

развитию тех или иных социальных тенденций; а также альтернативные движения (левые - правые, антисемиты- сионисты, атеисты - фундаменталисты и т.д.) Вектор толстовского движения также неоднозначен. С одной стороны, идеология толстовства была близка социалистической, что на этапе

социалистической революции в России можно рассматривать как ориентацию на утверждение новых, социалистических общественных отношений. С другой

- общеизвестна пропасть, разделявшая большевиков и толстовцев. У них было

собственное видение социализма. Они рассматривали большевистский социализм как новую веру рабочих масс, которая имеет своих многочисленных мучеников и своих ученых; как высшую и последнюю форму государственности; как насильственное воплощение полной справедливости во внешних формах жизни. Социализм в том виде, в каком он стал осуществляться после Октября, вследствие его насильственного характера, был, по мнению толстовцев, « пределом обмана, пределом рабства и потому пределом несчастья людей».1 Они не могли воспринять идеи «материалистического» социализма

потому, что он усиливает низменные начала в человеке и вызывает эгоистическую направленность его поведения – заботу, прежде всего, о своих классовых интересах, враждебное отношение к согражданам, если они из других классов, презрение к благу Родины, ибо у пролетариата нет Отечества. В.Ф. Булгаков писал, что происходящее в России есть « не победа, а поражение В.И. Ленина, так как об осуществлении истинного коммунизма нет и помина.»2

Причину такого положения дел они видели в том, что в советской России нет свободного человека, в отсутствии внутреннего движения в обществе – « в народе не побуждают самостоятельного движения измениться, и люди остаются рабами, такими как были».3 Толстовцы предлагали заменить

«низменный материалистический» социализм социализмом «благородным», суть последнего заключалась в воздействии не на низменные чувства, а на высшие благородные начала каждой личности.4 27 октября 1917 г. П.И. Бирюков в статье «Новая жизнь» представил программу созидательной деятельности толстовцев, которая соответствовала их концепции изменения общественных порядков путем нравственного самосовершенствования людей. В ней были определены приемлемые для толстовцев виды деятельности « при



1 ОР РГБ. Ф. 435. К. 96. Ед. 33. Л.1– 1 об. ОР РГБ. Ф. 435. К. 52. Ед. 29. Л.3

2 В.Ф. Булгаков. Толстой, Ленин, Ганди. Прага.1930. С. 26.

3 В.Ф. Булгаков. Лев Толстой и наша современность. М.,1919. С. 23.

4 ОР РГБ. Ф. 435. К. 52. Ед. 29. Л. 4.





новых условиях русской жизни»: литература и искусство; педагогика; создание и развитие новых форм общественной жизни в виде колоний, братств, коммун и артелей , основанных на принципах любви к ближнему и готовности служить общему благу.1 Нельзя рассматривать толстовское движение как полностью альтернативное большевизму. Толстовцы не раз подчеркивали близость своих коммунистических идеалов и тех, которые провозглашались большевиками. Даже репрессии они считали недоразумением. И. Добротолюбов писал В.Г. Черткову: « Не могут коммунисты ненавидеть нас за то, к чему сами стремятся».

По логике, стратегии действия социологи определяют движения, действующие по «инструментальной» логике – достижение политической власти и ее средствами усиление предполагаемых изменений в обществе; и движения, следующие «экспрессивной» логике - стремление к достижению автономии, гражданских прав, культурной и политической эмансипации для своих членов или более широких общностей. В этом плане можно говорить об

«экспрессивной» логике толстовского движения. Это видно и из выше изложенной программы их деятельности после Октября 1917 г.

Таковы особенности толстовства как общественного движения. Оно было абсолютно уникальным явлением российской социокультурной жизни конца

19-го – первых десятилетий 20 века. Западные социологи Гарне и Залд определяют целостность, в пределах которой действуют социальные движения, как «сектор социального движения». Это структура антагонистических, конкурирующих и кооперирующихся движений. Общество, которое подавляет

или блокирует, уничтожает социальные движения, уничтожает собственный механизм самоулучшения и самотрансляции, т.е. выхода за собственные пределы. Если сектор социального движения узок или его просто нет, то

общество становится пассивным, а его члены невежественными, безразличными и бессильными людьми, тогда единственной исторической перспективой является застой и упадок. Возможно, трагическая судьба,

постигшая толстовское движение в России, снизила духовный, нравственный и активный потенциал советского общества, лишила его важных механизмов нравственного самосовершенствования.



1 ОР РГБ. Ф. 435. К. 52. Ед. 29


Тагове:   Толстой,


Гласувай:
0
0



Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1468017
Постинги: 1626
Коментари: 414
Гласове: 1172
Календар
«  Септември, 2018  
ПВСЧПСН
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930