Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
11.10.2011 21:54 - В.Г.Чертков-организатор и ръководител на толстоизма в Русия
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 741 Коментари: 0 Гласове:
0



В 1999 году на тесной опушке высокого лесистого косогора, затерянного в придонских землях Россошанского района Воронежской области, был воздвигнут гранитный камень. Длинный текст на памятном обелиске гласил: «Здесь стоял хутор Ржевск, где с 1888 года В.Г. Чертков и его друзья готовили к печати книги для просвещения народа. Весной 1894 года в Ржевске гостил Лев Толстой».

Имя Владимира Григорьевича Черткова (1854-1936) неотделимо от имени его великого единомышленника и друга Льва Николаевича Толстого. В кругах тогдашней либеральной интеллигенции за Чертковым закрепилось прозвище «генерала от толстовства». Постепенно и в других слоях общества укоренилось мнение, что Чертков был «духовным сыном» Толстого, принявшим от великого писателя его своеобразную религиозно окрашенную веру в учение о непротивлении злу насилием. Хотя на самом деле путь Черткова к вере изначально не был связан с прямым влиянием Толстого.

Чертков, по его собственному признанию, вырос в кругу пашковцев. Его мать, Елизавета Ивановна Черткова, урожденная графиня Чернышева-Кругликова (1832-1922), была убежденной христианкой, усердной помощницей отставного полковника-кавалергарда Василия Пашкова (1831-1902), основателя евангельского движения в пореформенной России.

Был особый период в жизни Владимира, когда он встал на путь покаяния, пережил обращение, связанное с глубокой ломкой мировоззрения.

«Будучи двадцатидвухлетним гвардейским офицером, я тогда прожигал свою жизнь, предавшись всем классическим порокам, - с чувством глубокого самоосуждения не раз вспоминал Чертков. – Я жил как в чаду с редкими промежутками отрезвления. Бог! Если Ты существуешь, то помоги мне, ибо я погибаю, - так, от всего сердца взмолился я однажды и раскрыл Евангелие на том месте, где Христос называет Себя путем, истиною и жизнью. Я получил облегчение, и радость моя в эти минуты была невыразимая».

Духовный переворот у Черткова случился в то время, когда он нес дежурство в военном госпитале. Беседуя с больными солдатами на духовные темы, он убеждается в том, что Евангелие благотворно и спасительно влияет на многих людей.

«С того времени стало понемногу раскрываться для меня значение слов Христа: «Я в них, и Ты во Мне, да будут совершены воедино». Постепенно начал я понимать, что смысл жизни лежит в большем и большем единении между живыми существами и что назначение наше и благо наше в том, чтобы стремиться жить, как братья, как дети одного Отца».

Углубляясь в евангельские истины, Чертков приходит к убеждению, что исповедание учения Христа абсолютно несовместимо с тем образом жизни, который он вел. Несовместимо, по его мнению, и с военной службой. Несмотря на недовольство отца, влиятельного царедворца, прославленного генерала Г.И. Черткова (1828-1884), Владимир отказывается от военной карьеры и уходит в отставку.

Молодой дворянин удаляется в Воронежскую губернию, в центральную усадьбу родового имения Лизиновку с намерением заняться там благотворительной и просветительской деятельностью. Окунаясь с головой в дела общественные, Чертков заботы о личном удобстве свел до минимума. Переселился из усадебного дома в тесную комнату ремесленной школы, стал ездить только в вагонах третьего класса с простым народом, осуждая барскую жизнь.

Дворяне - владельцы близлежащих усадеб - не преминули промеж себя объявить Черткова сумасшедшим. Слухи о странном поведении отпрыска известной фамилии дошли до Александра III, и царь приказал учредить негласный надзор за опростившимся барином.

Лев Толстой никакого отношения к обращению Черткова не имел. Их личное знакомство произошло позже. Один из приятелей Черткова Николай Давыдов как-то заметил Владимиру, что он имеет великого единомышленника в лице Льва Толстого. Лев Толстой в свою очередь заинтересовался Чертковым по рассказам члена Острогожского суда Григория Русанова. Единомышленники встретились только в октябре 1883 года и сразу же завязали многолетнюю плодотворную дружбу.

Со временем, несмотря на слежку со стороны царской охранки, Владимир Чертков, его близкие домочадцы, верные друзья затевают на своем хуторе Ржевск полуподпольное издательство для выпуска запрещенных цензурой фрагментов сочинений Льва Толстого и различной духовно-просветительской литературы.

Визит Льва Толстого к Чертковым на хутор Ржевск в 1894 году носил не просто дружеский, но и деловой характер. Толстой направлялся в Ржевск не для совместного отдыха на лоне живописной природы. Конечно, Лев Николаевич выкраивал какое-то время для того, чтобы побродить по весеннему лесу, насобирать подснежников, полюбоваться ухоженными Чертковскими прудами. Основное же время посвящалось делам издательским и трудам правозащитным.

Вместе с Чертковым, верхом на лошади, по непролазной мартовской грязи, писатель - человек преклонных лет - отправляется в соседние села и деревни, чтобы помочь тем, кто терпит гонения за свою веру. Да и здесь на хуторе у дома Чертковых в любое время толпились духоборы, молокане, штундисты с просьбами вступиться в их защиту от притеснений духовенства и начальства.

Принимая Льва Толстого, Чертков жертвовал личным благополучием. Почти следом после отъезда писателя в Ржевск к Чертковым пожаловала полиция с обыском. Часть толстовских сочинений была конфискована.

Последнее десятилетие XIX века в России ознаменовалось резким усилением гонений на неправославных христиан. Особо жестоким наказаниям подвергались те верующие, которые по религиозным мотивам отказывались от военной службы и ношения оружия.

Публичная акция духоборов на Кавказе в 1895 году по сожжению оружия вызвала вал беспощадных репрессий. Участников акции секли колючими розгами, четыре тысячи человек сослали в Батуми, где каждый десятый из них умерли от брюшного тифа и малярии. В воронежском дисциплинарном батальоне насмерть был замучен молодой духобор Евдоким Дрожжин.

Чертков, опираясь на поддержку Льва Толстого, начинает смелую кампания в защиту людей, страдающих за свои убеждения. Он пишет и размножает гектографическим способом ходатайства, направляя их в высшие правительственные учреждения. Брошюра Черткова «Напрасная жестокость была отпечатана в Лондоне в 1896 году в типографии Вольной русской прессы. Широкую международную огласку получило и специальное обращение, адресованное государственным чиновникам с послесловием Льва Толстого.

Столь активно выраженная гражданская позиция не прошла безнаказанно для Черткова. В начале февраля 1897 года в петербургский дом Чертковых нагрянула полиция с обыском.

Вскоре министр внутренних дел Горемыкин известил мать Черткова, Елизавету Ивановну, что ее сын виновен в пропаганде и незаконном вмешательстве в дела сектантов и Комитет министров постановил сослать его в Сибирь. Однако, мать царя Николая II Мария Федоровна, узнав об этом, просила смягчить решение министров в память дружбы Александра III и ее с семьей Чертковых.

Благодаря содействию императрицы-матери, Владимиру Черткову был предоставлен выбор – ссылка в Прибалтику под надзор полиции или же ссылка за границу на неопределенный срок. Владимир Григорьевич предпочел второй вариант. Вместе с ним на отъезд решилась и его мать. На проводы Чертковых в Петербург прибыл Лев Толстой вместе с Софьей Андреевной.

Сразу по прибытии в Англию Чертков, кроме публикаций своих и толстовских статей о критическом положении религиозных групп в России, начал организовывать практическую помощь духоборам.

Еще ранее Чертков и Толстой через императрицу-мать добились разрешения на выезд большой группы духоборов за границу. В России сбор средств для переселенцев организовал Лев Толстой, а в Англии Черткову удалось привлечь квакеров. Религиозные взгляды квакеров были близки вероучению духоборов. Таким образом, англичане с участием Черткова и Толстого со своими друзьями в России смогли обеспечить эмиграцию духоборов через остров Кипр в Канаду.

Чертков за границей с поразительной энергией развивает издательскую и лекторскую деятельность. В 1898 году он выпускает серию брошюр о злоключениях духоборов.

Через три года в городе Крайстчерч на средства матери Чертков оборудовал русскую типографию. Одно за другим выходят в свет запрещенные в России произведения Льва Толстого.

Одновременно типография выпускает журнал «Свободное слово» и приложение к нему: «Листки свободного слова». В этом периодическом издании, кроме фрагментов дневников, писем и статей Льва Толстого, в изобилии размещались материалы, освещавшие факты бесчеловечных притеснений духоборов, молокан, штундистов, баптистов.

Гораздо позже 1906 году на вилле Тэктон-Хауз близ Крайстчерча по инициативе Черткова было сконструировано особое несгораемое хранилище для архива Льва Толстого, куда писатель мог направлять свои рукописи и после возвращения Черткова в Россию. Американцы предлагали пять миллионов долларов за этот архив, но Владимир Григорьевич отказался. Впоследствии эта коллекция оказалась в России.

С 1899 года Чертков проводит лекционное турне по британским университетам, выступает в различных ассоциациях, создает в окрестностях Крайстчерча сообщество для вольных собеседований на религиозно-философские и социальные темы. Здесь Чертков читал новейшие произведения Льва Толстого, переведенные на английский язык, представлял личные доклад о своем мировоззрении и анализом общественно-культурных явлений европейской жизни. Небывалый интерес английская публика проявляла к выступлениям Черткова в Лондоне на многолюдных митингах «Общества борьбы со смертной казнью» и на съездах вегетарианцев.

После известных событий 1905 года для Черткова открывается возможность возвращения в Россию. В течение двух лет Чертков совершал короткие визиты на родину, но окончательно смог покинуть Англию лишь в 1908 году.

Владимир Григорьевич с семейством обосновался на жительство в Телятинках, имении Александры Львовны Толстой, неподалеку от Ясной Поляны. С Львом Толстым они теперь встречались регулярно для обсуждения продолжения систематизации «Свода мыслей Толстого», колоссального труда, начатого Чертковым еще с 1890 года.

Дом Чертковых сразу же сделался местом притяжения самой разношерстной публики. Сюда стекались искатели истины из среды рабочих, крестьян, революционеров, сектантов, отказников от военной службы.

Такое стихийное «паломничество» встревожило власти и местное духовенство. Через несколько месяцев, по специальному распоряжению властей, Чертков был выслан из Тульской губернии. На малое время он остановился у матери в Петербурге, затем с июля 1909 года почти целый год проживал в подмосковном имении Пашковых, Крекшине.

Несмотря на удаленность, плодотворные встречи с Толстым не прекращаются. Чертков навещает Толстого в деревне Суворово, на границе Орловской и Тульской губернии, где Лев Николаевич гостил у дочери Татьяны Львовны Сухотиной. А осенью 1909 году Толстой приезжал к Чертковым на две недели в Крекшино.

В июне 1910 года власти сменили гнев на милость, и Черткову было дано разрешение на возвращение в Телятинки.

Уход Толстого из отчего дома и кончина его на станции Астапово потрясли мир. Владимир Чертков, как известно, находился у смертного одра великого писателя неотлучно.

После кончины Толстого Чертков для многих людей стал его духовным преемником. Почти непрерывным потоком народ в сопровождении Черткова ходил на могилу Толстого. Почитатели и поклонники писателя осаждали Черткова просьбами изложить верования Толстого. Чертков раздавал литературу, воспроизводил беседы Толстого о его понимании Бога, Библии и смысла жизни.

В конце 1914 года Чертковы переезжают в Москву. Первая мировая война поставила последователей многих религиозных групп в критическое положение. Отказ от участия в кровопролитии, от применения оружия привел к жестоким наказаниям. Чертков неутомимо хлопочет о смягчении участи отказников, ведет с ними переписку, организует доставку материальной помощи в тюрьмы.

С нарастанием внутри страны общественных потрясений, вооруженных стычек, кровавых междоусобиц в Москве начинает активную работу «Общество Истинной Свободы в память Л.Н.Толстого». Филиалы этой организации быстро появляются во многих российских губерниях. От имени «Общества» И.И. Горбунов-Посадов и В.Г. Чертков пишут и распространяют среди участников боев в Москве воззвание: «Прекратите братоубийство».

Чертков берется за редактирование журналов «Общества»: «Голос Толстого и Единение», «Истинная Свобода», выступает с просветительскими лекциями о взглядах Толстого на переустройство мира на основе личного духовного усовершенствования и пацифистских идей. Лектора охотно приглашают в столовую Вегетарианского общества, в большую аудиторию Политехнического музея, консерваторию, университет.

Новая рабоче-крестьянская власть сначала вроде бы принесла некоторые надежды на установление гуманных отношений к верующим с пацифистским уклоном.

В октябре 1918 года Чертков взялся за организацию «Совета религиозных общин и групп». Согласно положениям Устава, «Совет» создан «на почве защиты свободы совести в связи с отказами от воинской повинности». Предтечей «Совета» было «Бюро защиты противников насилия», образованное при «Обществе Истинной Свободы».

Добившись приема у В.И. Ленина в декабре 1918 года, Чертков изложил вождю пролетариата цели и задачи «Совета». Тогда же от наркома юстиции П.А. Красикова и управляющего делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевича Ленину поступило предложение по «освобождению сектантов от военной службы».

Большевистская верхушка в результате пошла на беспрецедентный шаг. 4 января 1919 года был издан Декрет СНК «Об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям». Декрет предусматривал право гражданину по решению нарсуда заменить военную службу «санитарной службой, преимущественно в заразных госпиталях, или иной соответствующей общеполезной работой по выбору самого призываемого».

Было постановлено, что при разборе дел такого рода, нарсуд, на основании Декрета должен запрашивать экспертизу «Совета». Экспертам, а это были духовные наставники разных общин, вменялось в обязанность давать заключения на то, «что определенное религиозное убеждение исключает участие в военной службе», и на то, «что данное лицо действует искренне и добросовестно».

Председателем «Совета» был избран его основатель В.Г. Чертков, замом – литературовед и общественный деятель К.С. Шохор-Троцкий (1892-1937). Кроме толстовцев в «Совет» входили представители баптистов, евангельских христиан, меннонитов, адвентистов, трезвенников.

К 1920 году «Совет» имел 117 своих уполномоченных в губернских, уездных городах, крупных селах, где значительная часть населения принадлежала к религиозным течениям, представленным в «Совете». Уполномоченные собирали сведения о лицах, арестованных за отказ по религиозным убеждениям от военной службы, и направляли к ним экспертов. Известно, что с 1919 года по 1920 год сотрудники «Совета» провели около десяти тысяч экспертиз.

В самый разгар красного террора ленинский Декрет на местах часто нарушался. Например, в августе 1920 года в Воронежской губернии из двухсот арестованных баптистов и евангельских христиан 34 расстреляны, 100 получили тюремные сроки, а остальные приговорены к ссылке.

Были случаи, когда арестованных толстовцев во время допросов в так называемых «уездных политбюро» избивали до потери сознания. В том же 1920 году в Смоленской губернии 10 толстовцев из села Демидово ревтрибунал осудил как дезертиров и приговорил к расстрелу. И это, несмотря на положительные экспертизы и ходатайства «Совета».

В сентябре 1920 года Чертков попадает на прием к Ленину с материалами по поводу неисполнения Декрета отдельными представителями местной власти. По указанию Ленина была образована комиссия под председательством замнаркома просвещения РСФСР М.Н. Покровского для рассмотрения жалоб «Совета».

Сверху делу давался вроде бы законный вид и толк, но на практике ходатайства «Совета» постепенно перестали приниматься в расчет. «Совет» со временем утратил функции органа официальной судебной экспертизы, продолжая действовать как независимая правозащитная организация. Да и круг льготников по освобождению от военной службы последующие подзаконные акты существенно сужали, а затем и вовсе упразднили.

В.Г. Чертков не прекращал правозащитной деятельности и в начале тридцатых годов. Известно его письмо Сталину от 5 февраля 1930 года о тяжкой судьбе пятерых толстовцев, заключенных в Соловецкий лагерь. Это был И.П. Баутин, личный секретарь Черткова, Б.В. Песков, И.М. Сорокин, Ю.А. Неаполитанский, А.И. Григорьев.

Чертков сообщал о бесчеловечных издевательствах и страшных пытках, которым подвергало этих лиц лагерное начальство за отказ поступать против совести. Реакция Сталина и последствия письма для заключенных неизвестны.

Год 1936 стал последним для В.Г. Черткова. Он покинул мир сей так же, как и его великий друг и единомышленник, на 83-м году жизни.

Слишком близкое и постоянное присутствие Черткова в творческой жизни и духовных исканиях Льва Толстого вызывало, как известно, частые приступы неудовольствия у Софьи Андреевны и некоторых детей писателя. Но отношение Льва Толстого к Черткову не менялось. За почти двадцатилетнюю дружбу Толстой написал Черткову более 900 писем, что составило пять томов переписки в Полном собрании сочинений.

«Бог дал мне такого друга, как Чертков. Он удивительно одноцентрен со мною» - не раз подобным образом высказывался Лев Николаевич.

Труды Черткова, как коллекционера-систематизатора, хранителя и издателя произведения Льва Толстого отмечены по праву во всем культурном мире издавна. Чертков – носитель идей и принципов толстовства известен не столь широко. Стоит ли предавать забвению его деяния в качестве правозащитника и проповедника толстовской религии с ее верой в добро, совесть, с ее идеалами всемирного братства и единения людей в Боге?
Владимир ПОПОВ




Тагове:   чертков,


Гласувай:
0
0



Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1478743
Постинги: 1626
Коментари: 414
Гласове: 1172
Календар
«  Октомври, 2018  
ПВСЧПСН
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031