Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
28.07.2011 17:59 - Прогрес и бедност-Хенри Джордж
Автор: tolstoist Категория: Политика   
Прочетен: 340 Коментари: 0 Гласове:
0



land-question.narod.ru/pp/pp_sod.html
ПРОГРЕСС И БЕДНОСТЬ



Предыдущая глава / Содержание / Следующая глава


КНИГА VIII - Применение средства исцеления
ГЛАВА II
Каким образом равные права на землю могут быть установлены и обеспечены
Мы видели, что нужда и страдания, господствующие повсюду среди рабочих классов, повторяющиеся от поры до времени припадки промышленного застоя, трудность находить работу, стесненное положение капитала, стремление рабочей платы к точке голодания, которые обнаруживаются все с большей и большей силой по мере того, как развивается материальный прогресс, зависят от того факта, что земля, на которой и от которой должны жить все люди, сделана исключительной собственностью немногих лиц.

Мы видели, что не может быть иного средства исцеления от этих зол, кроме устранения их причины; мы видели, что частная собственность на землю не имеет никакого оправдания с точки зрения справедливости,, но должна быть осуждена, как отрицание естественного права, что она является извращением закона природы, которое с развитием общества должно вести людей к рабству самому тяжелому и наиболее унизительному.

Мы взвешивали каждое возражение и видели, что ни со стороны справедливости, ни со стороны целесообразности нет ничего такого, что удерживало бы нас от возврата земли в общую собственность путем конфискации ренты.

Но является вопрос о методе. Каким образом мы можем сделать это.

Мы выполнили бы закон справедливости, мы удовлетворили бы всем экономическим требованиям, если бы одним ударом уничтожили все земельные права частных лиц, объявили землю общественной собственностью, и стали бы сдавать ее внаймы лицам, дающим наибольшую цену, соответственными участками, на условиях, которые свято охраняли бы права частных лиц на улучшения.

Таким образом мы обеспечили бы, при более сложном состоянии общества, то самое равенство прав, которое при более грубом его состоянии обеспечивалось равномерными разделами земли, а передавая пользование землей тому, кто бы мог получать от нее всего более, мы обеспечили бы за трудом наивысшую производительность. [-280-]

И план этот, далекий от того, чтобы быть дикой, невыполнимой фантазией, поддерживался таким выдающимся мыслителем, как Герберт Спенсер (с тем исключением, что он предлагал вознаградить теперешних владельцев земли,- без сомнения такая неосторожная уступка, что он отказался бы от нее по размышлений); вот что он говорит об этом в своей "Социальной Статике" (глава IX, отд. VIII):

"Такой план согласуется с наивысшим состоянием цивилизации; может быть выполнен, не вводя общности имущества, и не должен причинить очень-то серьезного переворота в существующих порядках. Требуемая перемена была бы просто переменой землевладельцев. Отдельная собственность исчезла бы в соединенной собственности народа. Вместо того, чтобы быть во владении отдельных лиц, страна находилась бы во владении великого совокупного целого,- общества. Вместо того, чтобы снимать землю у отдельного собственника, фермер снимал бы ее у народа. Вместо того, чтобы передавать плату агенту какого-нибудь господина или вельможи, он передавал бы ее агенту или доверенному лицу общества. Управляющие сделались бы общественными должностными лицами, вместо частных, а аренда - единственным видом землевладения. Порядок вещей такого рода был бы в совершенной гармонии с нравственным законом. При нем все люди были бы одинаково землевладельцами и всем без различия было бы предоставлено право сделаться арендаторами. Ясно, следовательно, что при такой системе земля могла бы быть огораживаема, занимаема и обрабатываема в полном соответствии с законом равной свободы".

Такой план, хотя и совершенно выполнимый, не кажется мне однако наилучшим. Или, вероятно, я предлагаю достигнуть той же цели путем более простым, легким и покойным, помимо формальной конфискации всей земли и формальной сдачи ее в аренду лицам, дающим наивысшую плату.

Следуя такому плану, пришлось бы без нужды сталкиваться с теперешними обычаями и привычками мысли,- чего следует избегать.

Следуя такому плану, пришлось бы без нужды расширять правительственный механизм,- чего тоже следует избегать.

В области политики существует аксиома, которую понимали и которой следовали удачные деспоты,- состоящая в том, что великие перемены всего лучше могут быть совершаемы, сохраняя старые формы. И мы, желая освободить людей, должны следовать той же истине. Это есть естественный метод. Когда природа стремится создать высший тип, то она берет низший и развивает его. И это, вместе с тем, есть закон общественного роста. Будем же действовать согласно с ним. По течению мы можем скользить быстро и далеко. Против его и грести тяжело и вперед подвигаешься медленно.

Я не предлагаю ни выкупать, ни конфисковать право частной собственности на землю. Первое было бы несправедливо; второе бесполезно. Пусть те лица, которые в настоящее время обладают этим правом, [-281-] сохраняют за собой, если им это нужно, владение тем, что им угодно называть своей землей. Пусть они продолжают называть это своей землей, пусть они покупают и продают, отказывают и завещают это. Мы спокойно можем оставить им скорлупу, если возьмем зерно, нет никакой необходимости конфисковать землю; необходимо только конфисковать ренту.

Но чтобы взять ренту в пользу общества, нет необходимости в том, чтобы государство путалось со сдачей земель и допускало те случаи фаворитизма, мошенничества и подкупов, которые при этом могли бы возникать. Нет необходимости и создавать какой-либо новый механизм. Механизм уже существует. Вместо того, чтобы расширять, нам предстояло бы только упростить и сократить его. Оставив землевладельцам некоторый процент ренты, который будет вероятно гораздо меньше расходов и потерь, связанных с попыткой сдавать земли посредством государственных агентов, и воспользовавшись этим уже существующим в их лице механизмом, мы могли бы, без всяких споров и столкновений, восстановить общее право на земли посредством отобрания ренты в пользу общества.

Мы уже берем часть ренты в виде налогов. Нам предстоит только сделать несколько изменений в наших способах обложения, чтобы взять ее всю.

Что я, следовательно, предлагаю, как простое, но самое действительное средство, которое подымет заработную плату, увеличит доходы капитала, вырвет с корнем пауперизм, уничтожит бедность, даст прибыльное занятие всякому, кто пожелает его, предоставит полный простор человеческим способностям, уменьшит число преступлений, возвысит нравственность, вкус и образование, очистит правительство, и поднимет цивилизацию до высот еще более благородных, так это - отобрать ренту посредством налога.

Таким путем, государство может сделаться всеобщим землевладельцем, не называя так себя и не присваивая себе ни единой новой функции. По форме, собственность на землю оставалась бы такой же, как теперь. Ни один собственник земли не лишился бы своего владения, и никакого ограничения не было бы введено относительно количества земли, которым может владеть одно лицо. Ибо, когда рента была бы взята государством в виде налогов, земля, все равно на чье бы имя она ни была и из каких бы мелких владений она ни состояла, сделалась бы в сущности общей собственностью, и каждый член общества участвовал бы в выгодах, которые дает право собственности на землю.

Далее, так как обложение ренты или земельных ценностей должно по необходимости увеличиться постольку, поскольку мы уничтожим прочие налоги, то мы можем придать этому предложению практическую форму, предложив:

Отменить все налоги, кроме налога на земельные ценности. [-282-]

Как мы видели, ценность земли в начале развития общества ничтожна, но затем, по мере развития общества вследствие роста населения и прогресса промышленности, все увеличивается и увеличивается. Во всякой цивилизованной стране, даже самой новой, ценность земли, взятая в целом, достаточно велика, чтобы нести все расходы правительства. А в более развитых странах ее гораздо более, чем достаточно для этих целей. Следовательно, оказалось бы недостаточным просто возложить все налоги на земельную ценность. Необходимо было бы там, где рента превышает теперешние правительственные доходы, соответственно увеличить сумму, требуемую в виде налогов, я продолжать это увеличение все время как будет прогрессировать общество и расти рента. Но это настолько естественное и простое дело, что на него можно смотреть как на естественно заключающееся в предложении возложить все налоги на земельную ценность, или, по крайней мере, как на предполагаемое этим последним предложением. И это предложение есть первый шаг, на котором в сущности должна закончиться борьба. Раз заяц пойман и убит, то изжарить его будет делом, которое само собой разумеется. Когда общее право на землю будет настолько признано, что будут отменены все налоги, кроме налогов, падающих на ренту, тогда уже не будет опасности, если у индивидуальных землевладельцев будет оставаться значительно больше того, чем сколько необходимо, чтобы побудить их собирать общественные доходы.

Опыт научил меня (ибо я в течение нескольких лет старался популяризировать это предложение), что всюду, где только мысль концентрировать все налоги на земельных ценностях достаточно находить почву, чтобы вызвать размышление, она неизменно прокладывает себе дорогу; но что среди тех классов общества, которые при этом были бы всего более облагодетельствованы, встречается немного таких людей, которые сначала, или даже долгое время спустя, поняли бы ее полное значение и силу. Трудно для рабочих людей отделаться от мысли, будто на самом деле существует антагонизм между капиталом и трудом. Трудно для мелких землевладельцев или домовладельцев отрешиться от мысли, будто возложить все налоги на земельную ценность значит несправедливо обложить их налогами. Трудно для обоих классов отделаться от мысли, будто изъять капитал от обложения значило бы сделать богатого богаче, а бедного беднее. Такого рода представления суть следствия неясности в мыслях. Но помимо невежества и предрассудка их поддерживает еще и могущественный интерес, который до сего времени господствовал в литературе, в деле воспитании общественного мнения. Великие несправедливости всегда умирают с трудом, и та великая несправедливость, которая во всех цивилизованных странах обрекает народные массы людей на бедность и нужду, не умрет без жестокой борьбы.

Я не думаю, чтобы те представления, о которых идет речь, мог разделять читатель, который до сего времени следовал за мною; но [-283-] так как всякое популярное обсуждение скорее должно иметь дело с конкретным, чем с абстрактным, то я попрошу его последовать за мной несколько далее, чтобы мы могли испытать средство, которое я предложил, помощью признанных правил обложения. При этом могут быть замечены многие побочные стороны предмета, которые иначе могли бы ускользнуть от внимания.


--------------------------------------------------------------------------------



Предыдущая глава / Содержание / Следующая глава






























Гласувай:
0
0



Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: tolstoist
Категория: Политика
Прочетен: 1401162
Постинги: 1625
Коментари: 414
Гласове: 1171
Календар
«  Януари, 2018  
ПВСЧПСН
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031